monpriv.ru
Категории
» » Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

Найди партнёра для секса в своем городе!

Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В
Лучшее
От: Kakinos
Категория: Члены
Добавлено: 13.11.2019
Просмотров: 6169
Поделиться:
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

Онлайн Порно 3 Гп Огромный Сиськи

Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

Порно Зрелая Клубничка

Анал чёрной пары в грязной квартирке - смотреть порно онлайн

Зрелую Аппетитную Женщину Грубо Пытают И Доставляют Удовольствие И Боль Одновременно

Рома проснулся на томике Лакана. Протер глаза и разгладил страницу со словами: Чтобы освободить речь субъекта, мы вводим его в язык его желания, т. Он спустил ноги с кровати и уперся во что-то мохнатое и живое, размером не меньше сенбернара. Антон лежал на полу, завернувшись в шкуру белого медведя. Его правая рука обнимала ноутбук с разряженным аккумулятором, а левая скрывалась где-то под шкурой. Рома перелез через него и отправился совершать утренний туалет.

Немытым он не ходил даже в магазин напротив, а не то что в университет. Закончив с водными процедурами, он принялся втирать в лицо и плечи специальную мазь для заживления рубцов. На Роминой коже не было ни единого прыща, но пятна после угревой сыпи еще оставались.

Младший брат с шерстяным шарфом на горле пристроился рядом с Ромой у зеркала и тоже делал манерные движения руками. Рома отпихнул его бедром. Антон дал младшенькому пинка. В окно било солнце, почти такое же яркое, как летом. На напольных антикварных часах в прихожей было уже полпервого.

Антон ориентировался на Роминой кухне не хуже, чем Ромина мама, и значительно лучше, чем Ромин папа. Пока он делал тосты, поджаривал бекон и выпускал на сковородку яйца, Рома поставил ноутбук на зарядку и просматривал френд-ленту. Ничто не предвещало бури: Одним словом, самые обычные новости.

Он с тайной завистью взглянул на Ромину тарелку, на сахарницу, на дымящийся глянец яичницы. Взял кусок ржаного хлеба и кинул в свою кружку несколько таблеток аспартама. За вчерашний перформанс ему предстояло расплачиваться неделей жесткой диеты.

А он, между прочим, вызывает головную боль, учащенное сердцебиение и одышку. Перед его глазами мигал заголовок: Ханыгу так распирало от гордости, что он не поленился вылезть утром из дому в лютый мороз. Рома щурился и вглядывался в мелкий шрифт кондрашовского журнала: Они боятся выглядеть полными дурами, поэтому корчат из себя интеллектуалок.

Надо сказать, вчерашняя пое Во-первых, эта телка оказалась ужасной ханжой. В очко дала без вопросов, зато ее жутко оскорблял русский мат. Спасибо, хоть воду спустила. В-третьих, девица не имеет понятия о гигиене. Посрамши, она и не подумала подмыться. Ягодицы у нее были в прыщах, а на п И мазать от вшей. А какие убогие стишки она мне притащила почитать! Пятилетняя девочка из кружка во Дворце пионеров и то может лучше.

Куски кала, оставленные этой девицей на туалетном ершике, смотрелись гораздо более художественно, чем ее вирши. Ни для кого не секрет, что бабы вообще писать не умеют.

Только у Марины Цветаевой стишки еще туда-сюда, так ведь она лесбиянка была, то есть почти мужик. Писульки таких девиц я обычно использую как подставки для сковородки. Так вот, в моей хате подставок сейчас значительно больше, чем сковородок. А сковородок у меня много.

Вы уже догадались, о чем я? Я бы на ее месте точно не дал. Ему уже сорок два. Вставил, не вставил, тебе какое дело? Знаешь, что мне папа вчера вечером сказал? Суть перформанса в том, что у голодного поэта нет денег на еду, поэтому он грабит награбленное. У них же сумасшедшие наценки. Это даже блондинке понятно. Кстати, мы с Антоном сняли во время перформанса чудный фильм. Жаль только, в нем есть мат. Но мы его запикаем, чтобы было не слышно. Особенно в нижней части лица Один человек, который вас знает очень хорошо, рассказал про вашу детскую травму.

Ну, что вас отчим Антон икал от смеха. Смуглый Рома побледнел до желтизны. Он поймал друга за локоть и дал ему коленом увесистого пинка. Антон отдышался, выпростал трубку из Роминых пальцев и сказал:.

Маша металась по недавно отделанной квартире, сшибая плечами икебаны и хлопая дверьми. Она была в трусах и свитере, а колготки сжимала в руках. Сиамская кошка Анджелина дико таращилась на хозяйку и на всякий случай не слезала со шкафа в прихожей. Маша не видела стильного белорусского комода в гостиной и белорусских диванов и кресел, заделанных под ар деко. Не видела поваленных стульев и белорусских ковров с закосом под Персию.

В ее мозгу мелькали слова: Качнулся плазменный телевизор, кошка пронеслась по коридору, заскользила на паркете и шваркнулась о кухонную дверь. В воздухе мелькнули колготки, потом все стихло.

Кошка, неслышно ступая мягкими лапами, пробралась в гостиную и потерлась мордой о спинку стула, утыканную золотыми шляпками гвоздей. Хозяйка сидела у двери, привалившись к стене. Ее ноги были раздвинуты, руки ходили ходуном и терлись одна об другую. Голова Маши свесилась влево, так что длинные волосы касались пола, в уголке рта пенилась слюна. Кошка нерешительно тронула хозяйкино колено, тело завалилось на бок. Руки и ноги Маши скрещивались и дергались из стороны в сторону, тело постепенно переворачивалось на живот.

Кошка решила, что хозяйка с ней играет; она то цепляла когтями колготки, то легонько кусала Машу за запястье. Потом Машины руки перестали двигаться, и кошка потеряла к ней интерес. Она услышала знакомые шаги на лестнице, задрала хвост трубой и побежала встречать Машину маму.

Пожилая женщина привычным жестом сунула дочери в зубы носовой платок и пошла искать в аптечке реланиум. Маша дернулась еще несколько раз, выпучила глаза и прохрипела что-то нечленораздельное. Ей казалось, что она на секунду присела отдохнуть в гостиной.

Искать чистые трусы не было времени, Маша быстро натянула колготки, надела пальто и сапоги. Когда Маша добралась до дома Кондрашова, решимости у нее поубавилось. Во-первых, ей казалось, будто все мужики в метро догадались, что она без трусов. Во-вторых, колготочный шов ужасно натирал зад и половые губы.

В-третьих, на колготках поехали стрелки. Она даже хотела вернуться домой, чтобы переодеться. В вагонной двери отражалось лицо с размазанной тушью, волосы торчали в разные стороны.

Потом она решила, что так даже лучше и выразительной, но боевой настрой был уже не тот. Ей пришлось минут двадцать ждать у парадной, пока кто-нибудь выйдет.

Соседи Кондрашова оказались людьми подозрительными, они не верили ни в дворников, ни в почтальона и отказывались жать на заветную кнопку. Наконец, приковыляла бабуля с грязно-белой собачкой. Она выразительно покосилась на Машу, но позволила ей войти. Маше сильно хотелось в туалет, она взбежала по ступенькам и на минуту задумалась. Что, если Рома ей наврал? Наверное, он просто завидует успешному, более талантливому писателю.

Маша приложила ухо к замочной скважине. В квартире кто-то был. Там негромко играла музыка и был слышен мужской голос. В просвете мелькнули сиськи и малиновые дреды.

Волосатая рука оттолкнула сиськи и попыталась захлопнуть дверь, но Маша вставила ногу. Маша отпихнула Кондрашова, захлопнула дверь и процокала на кухню. Машин взгляд метался по кухне, выискивая сковородку. Маша смущено опустила глаза и заметила чугунное изделие на табуретке.

На сковородке в застывшем жире лежала огромная бесформенная котлета. Сиськи словно прочитали Машины мысли. Девица подхватила сковородку и запихала ее в холодильник. На табуретке остался блокнотик с розовым котенком. Или вытирает твоими писульками задницу? Обладательница дисканта поправила сиськи в декольте и смерила Машу таким презрительным взглядом, будто перед ней стояла бомжиха:.

Последние слова, хоть и были сказаны с большим достоинством, не оказали на Машу желаемого эффекта, поскольку девица была ниже ее сантиметров на двадцать. Вы же, так сказать, братья по перу. А вы, Кристина, не оскорбляйте Марию.

Я читал ее стихи. Так вот, она замечательный, талантливый человек. Сказали, это для них слишком новаторский текст. Это, конечно, не Заболоцкий с Лихачевым, но все равно новое слово в литературе. Накануне перед сном он успел наскоро пролистать Машино творчество. В стихах у нее преобладали описания природы и погодных явлений, но встречалась также сонеты, стенограммы снов, мечтания и философские наблюдения. Пару страниц Кондрашов нечаянно прожег сигаретой и, чтобы не огорчать авторшу, выдрал из блокнота совсем.

Он же, кажется, за это даже Пушкинскую премию получил. Как его еще, по-твоему, можно перевести? В двадцать первом веке живем.

Хоть бы ритмизированной прозой переложили, что ли Вам это, наверное, будет не интересно. Маша и Кристина даже мяукнуть не успели, как Кондрашов напялил на них пальто и проводил обеих до двери подъезда.

К счастью, Маша явилась раньше, чем он залез к разомлевшей Кристине в трусы, а продуктов, которые та притащила в двух больших пакетах, должно было хватить на целую неделю. Кузьма уселся тощим задом на Машин блокнотик и положил передние лапы на стол, совсем как человек. Поддел когтем кусочек семги и принялся за обед. Кондрашов поднял бокал и дал коту понюхать вермута:. Рома долго не мог прийти в себя. Он перестал чувствовать свое тело, как тогда, когда они с Антоном в двадцатиградусный мороз пили в Катькином саду мартини, купленное в Елисеевском магазине.

Тогда он понимал, что теряет сознание, и небо и снег темнели перед глазами, он лежал на обледенелой скамейке под белыми ветками сирени.

Всему виной был, конечно, не вермут, а маленький белый квадратик, взятый у Лаврентия. Антон тряс его обмякшее тело, а Рома пытался сказать:. Стишки были чем-то вроде бронзовых машин откуда-то из античности или глубже, продолжающих жить среди людей и ловить их по одному. Кто-то научился их избегать, а кто-то нет. Не было у множества людей вины в том, что они не желали упарываться стишками.

Она сказала про невиновность людей Михаилу. Вся культура — это игра в человечество такая. Почему стишкам нельзя участвовать в этом, а сигаретам можно?

Он в запальчивости едва не перешел в некий интеллигентский пафос, в коем был бы не совсем прав, зато праведно гневен и обличающ, но как-то сумел сдержать себя, что далось ему с явным трудом: Михаил сказал после тяжелого вздоха: И не оскорблялась этим.

Искренне и одновременно веря во множество взаимоисключающих вещей, вроде того что в СССР было лучше и совок убил всех нормальных людей, а оставшихся загнал на кухни, умение при этом аргументированно доказывать каждую из своих многочисленных точек зрения, Михаил сумел убедить и Лену взять деньги, хотя, в общем-то, особых навыков риторики это не требовало. Лена сама порой начинала уставать от того, что в случае семейных споров ее начинали тыкать в то, что она не зарабатывает, инициатива же пойти работать в ночной комок пресекалась на корню недавно увиденными новостями о продавцах, убитых за пару бутылок, или сожженных заживо во время конфликтов с покупателями, масса была примеров неудачного исхода товарно-денежных отношений, и все они были один ужаснее другого: Он так это объяснял: Это все же не Новый год.

А нынешний человек, и я тоже, привык за время, что ему с детского сада вдалбливали как бы восхищаться вещами, за которыми для него ничего не стоит. Портретом Ильича, портретиком маленького Ильича на октябрятской звездочке. То есть вроде чувствуешь восхищение перед гением, рождающимся раз в сто лет, потому что вякни только, что тебе по херу галстуки трепещущие, кучерявый мальчик — даже непонятно, что будет, потому что никто и не вякал на этот счет.

Деланное восхищение и убило настоящее, потому что не знаешь уже: Или стихи мамам на Восьмое марта, папам на двадцать третье февраля, так ли на самом деле дети чувствуют, так ли их самые родные мамы восхищают, или это опасение, что в детском доме вообще кранты, таким уж ли папа защитником кажется, или даже вся армия, о которой у детей довольно абстрактное представление?

И позже такая же петрушка: Михаила Никитыча невозможно было бы слушать не зевая не совсем таких разговоров, но в том же ключе, могла наслушаться Лена и дома , если бы не азарт рассказчика, прерывавшийся ядовитым, восхищенным смехом в самых неожиданных местах. Его восхищало то, что происходило в литературе, к которой он считал себя почему-то причастным, точнее, не в самой литературе, а скорее, в ее финансировании.

Это вовсе не мешало Михаилу выражать сочувствие по поводу прозаиков, забытых еще в то время, наверно, когда сам Михаил был ребенком. Названий любимых книг Лена не запомнила, как и авторов этих книг, в памяти осталось только то, что две из них были про попадание на необитаемый остров, а еще две — про дрессировщиков собак.

Лена и не такое могла ему простить за особенное его общество, прощала и эти странные литературные пристрастия. Стерпела ведь она как-то вечер в компании его собутыльников, которых всего-то было трое, не считая Михаила, гам они производили за десятерых, а приветственным хриплым окликом стали ее приветствовать едва ли не в половине города не в половине, конечно, только во дворе и окрестностях.

Отрекомендована она была как племянница, пившие с Михаилом сделали вид, что поверили, отчасти это были невероятно деликатные люди, чья деликатность была выстрадана годами постреливания сигарет и мелочи у соседей, граничившая с навязчивостью и давлением на жалость без причины, но тем не менее это была все же деликатность, не больше, но все же и не меньше.

Думаю, даже пары бутылок не стою. Какой-нибудь фанфурик попроще, да сигареткой поделиться. Он рисовался отчасти, чтобы Лена принялась его разубеждать, а Лена и возразить на это ничего не могла, почему-то для нее он состоял из двух различных людей. Один был умен, зол, остроумен, второй — неприятен, неопрятен внутренней какой-то неопрятностью, которая выступала изнутри него, словно росинки жира на подсыхающих кусочках копченой колбасы. Казалось, дотронься до него, и он окажется мягким, как подпорченный помидор.

Одной только похабщины в нем не было почему-то, с того раза в день рождения Ириного отца Лена ни разу не заметила, чтобы Михаил смотрел на нее как-нибудь не так, опустил взгляд ниже ее лица. О Блоке он говорил с удовольствием, но и только. Лена списывала все на его атрофированное этилом половое чувство. Прямо спросить не решалась, потому что ответил бы он, что она его волнует, и что дальше? Она-то любила в нем того человека, которого мучила долгими бессонными разговорами, у которого не имелось тела, тем более такого тела, как у Михаила Никитыча, а только его телефонный голос, его улыбка одной половиной рта.

Можно было подстегнуть воображение видами молодого Михаила, Лена даже завела об этом шутливую беседу, изображая любопытную до семейных фотоальбомов девицу, на что Михаил ответил проницательной кривой своей улыбкой и соврал, было видно, что врет, будто никакого фотоальбома у него нет, сказал, что фотографий не хранит, есть только на семейных фотографиях у брата и сестры, но они у брата и сестры эти фотографии и лежат.

Что за интересная причуда? Их встречи после перерыва оказались действеннее, чем вся телефонная и уличная болтовня до этого, хотя встреч этих набралось за несколько лет не столь много: И о том, и о том сообщал с удовольствием, как о вещах равнозначных, будто и там и там его лечили. Даже страшно представить, что будет, когда ты совсем повзрослеешь, — Михаил честно радовался ее поделиям, при этом как бы обидно утверждал ее детскость, но при этом считал детьми всех, кто младше него, даже тридцатилетних.

У тебя ведь родители скучнейшие люди, так я понимаю? Лена мирилась и с таким пренебрежением к ее родным. Ей казалось, что Михаил подтолкнул ее к тому, чтобы она ухватила за хвост способ писания сильных стишков, изредка к ней приходила мысль, что она, возможно, понимает что-то в стишках даже больше, чем сам Михаил, но прямо ему об этом сказать не решалась.

Со времени написания одного из стишков у нее был, в принципе, повод для таких мыслей. Однажды она придумала, что ее мрачный однокурсник такой же интересный, как Михаил, она совместила их у себя в голове в некий призрак — стоящую в уголке сознания тень. Через день-два придумались такие четыре строчки: Нет ни семьи, ни фотоальбома,. А у кого-то Свема и Ломо,. И так легко скатилась через несколько четверостиший в жесткий какой-то безжалостный приход, будто упала, что сама себе удивилась.

С такой силой ее еще не поражали ни свои стишки, ни стишки Михаила. Ей было интересно, как оценит все это Михаил, но показывать именно этот стишок ему не решалась. Внутри текста легко угадывалось, про кого они.

Такой стишок Михаил имел полное право написать про себя сам, со стороны Лены подобный поступок выглядел не очень хорошо. Стишок был простой, без сложных, с поскальзыванием в изыск, метафор Михаила, не было в стишке ничего того, что советовал Лене Михаил, это было бы, наверно, вдвойне обидно для него. Не успела Лена тихо порадоваться своему несравненному мастерству, а мрачный однокурсник перестал появляться на лекциях, затем дошли вести, что он повесился.

На фонарном столбе, что ли? Тень уменьшается, будто проходишь. Она заразилась двоемыслием от Михаила, поэтому одновременно чувствовала гордость за однокурсника, за то что он, несмотря на всю свою нелепость, решился прекратить таскать свое продолговатое тело по земле, и как за свое гордилась жизнелюбием Михаила, который продолжал цвести и пахнуть, не особо оглядываясь на мнение окружающих и стыдные, но наверняка имевшие место расчеты родственников, на сколько его хватит при такой жизни, как скоро смогут некоторые из его племянников и племянниц улучшить свои жилищные условия.

Сама же и думала, что будет, если и Михаил как-нибудь, не дай бог, вывалится из ее жизни, уснув в сугробе, захлебнувшись в блевотине, или что там еще случается с такими людьми.

Как бы ни винила себя Лена, однокурсник, видно, вины за Леной не ощущал: Искушение отдать Михаилу свой самый сильный стишок было тем больше, чем сильнее он хвалил ее обычные стишки.

Мое-то уже примелькалось, пробирает-то пробирает. Ей хотелось заявить, изображая его же веселый смех: Интересно, что на это люди скажут? За стишки платили неплохо. С первых денег Лена купила новое пальто, платье, смогла наконец избавиться от маминой сумочки, приобрела новое собрание сочинений Блока, исправленное и дополненное.

Мама и бабушка не могли не видеть перемен в ее гардеробе, но решили, похоже, что Лена совсем пошла по рукам. Несколько сломленные предыдущей схваткой, не решались задавать ей вопросы.

Лена самокритично думала, что не так уж они были и неправы в своих догадках, Лена, в каком-то смысле, действительно была нарасхват. Со вторых и следующих денег она стала покупать себе сигареты. Однако на маму ее курение не произвело того эффекта, который получили ребята в институте. Бабушка тоже только махнула рукой: Это не были последние слова, которые она сказала при Лене, но запомнились они именно как последние.

Сами шахматы Лена не любила: Но Лене нравились в передаче одновременно плоские, тяжелые с виду ладьи, ферзи, слоны, пешки, отлепляемые и в другом месте прилепляемые к настенной магнитной доске. Толстоватый лектор очень спокойно объяснял, по какой причине была потеряна та или иная фигура Лене казалось, что она умерла бы от счастья, если бы ей дали подержать в руке белого ферзя в черной окантовке, или черного короля — в белой, или же любую из этих фигур, которые, казалось, могли существовать только в черно-белом телевизионном мире.

И лектора было бы неплохо тогда вытащить за шкварник в настоящую жизнь, чтобы он с тем же спокойствием и логикой пояснил, почему так вышло. Нет, не то что парень повесился, бабушка умерла, Михаил умер, а почему вышло именно так, что это произошло в близкие друг к другу месяцы какие именно, Лена, к своему стыду, не помнила. Кажется, было уже очень тепло, так что батареи уже отключили, когда у бабушки началась простуда, какую все приняли за аллергию на цветение чего-то такого городского, от которого аллергия у бабушки была всю жизнь.

Затем все очень быстро перешло во что-то вроде гриппа, от которого в семье никто больше не заразился, оказалось пневмонией, вызвали уже скорую, а потом сообщили, что бабушка все. Лене временно стало не до стишков. Дома наступила еще большая тишина по вечерам, чем обычно, тишину эту Лена старалась не тревожить лишний раз, хотя по большей части оставалась по вечерам одна.

Мама говорила, что не может сидеть в духоте, и отправлялась куда-то по своим подругам, возвращалась, когда Лена уже спала. Лена помнила, что сидела с тетрадями, или перед телевизором, чувствовала, как время вытекает, будто расплавленный гудрон из ведерка, — больше от этого пустого времени не осталось в памяти ничего. То, что Михаил не звонил ей, казалось Лене проявлением его тактичности, он, в конце концов, мог знать от Ириного отца, что случилось в ее семье.

Взаимное их молчание становилось уже не совсем вежливым, Лена помнила и это, даже, кажется, беспокоилась, но позвонить ему, зайти к нему почему-то не решалась.

Такой вот пришибленной, задумчивой, не понимающей, что происходит, и выловил ее однажды у дома участковый и сообщил о том, что Михаил умер у себя дома, что его никто не хватился, соседи по запаху не опознали мертвечину, а почему-то решили, что тот без устали травит тараканов, которых в доме временно не было был как раз такой период, когда пруссаки будто покинули Тагил в массовом порядке.

Затем окружающие обратили внимание на отсутствие местной достопримечательности у себя во дворе, подключили милицию и ЖЭК. Лена с ужасом вспомнила, что за недостатком других текстов в последнюю их встречу сунула ему на продажу и этот стишок.

Участковый сидел на лавочке, задумчивый, в джинсовом костюме, который был модным когда-то в восьмидесятых, в клетчатой китайской рубашке, которая вышла из моды, даже не входя туда. Лена стояла перед племянником Михаила и не знала, куда себя девать, только лицо опустила, чтобы слезы не текли по лицу, а капали на землю.

Невесело как-то что так, что эдак. Лена продолжила молчать, потому что возразить ей было нечего на такие альтернативы ее возможного будущего, чтобы занять руки, она достала сигареты. Участковый только эхнул расстроенно от вида курящей Лены. Когда детьми были, да и после. Все это как шутка была, еще тогда, в СССР, казалось, побалуется и перестанет. А эта хрень нервы расшатывает — только в путь. Ему и хватило, что жена с ним развелась. Я бы уронил бы моральный облик милиционера на пару месяцев.

Чтобы сразу человек так сдал, чтобы сразу его так разнесло во всех смыслах, чтобы в унитаз смыло вот так вот. Сразу закрутилось все это гнилье вокруг, когда выяснили, что он может то, чего они не могут. Он говорил, что у тебя еще лучше получается. Лена не знала, что ответить, да и сам участковый понимал, что результат налицо. Я и сам сука, конечно, сейчас тут корчу из себя. А мог бы и раньше побеспокоиться, но тут семьи какие-то одна за одной, какие-то драки по вечерам внутрисемейные, какие-то аборты на дому.

Нахрена на дому аборт делать, когда больниц завались? Мамашка тут какая-то почки сыну отбила и селезенку оторвала, когда решила, что он тройку на пятерку исправил в дневнике. Я, вроде как, не уследил. Как тут уследишь, если квартиры сдают и снимают, въезжают, съезжают. Он испытующе посмотрел на Лену: Лена подумала, что похожа по сути на какую-нибудь маленькую девочку, которую без конца предостерегают никуда не ходить с незнакомыми дядями, а потом эта девочка все же показывает чудеса тупости и пропадает без следа, она уже пару раз сама связывалась с сомнительными людьми и могла попасть в неприятности, если бы у Олега или Михаила не все было в порядке с головушкой.

Женой участкового оказалась продавщица киоска возле остановки, Лена сразу решила, что теперь в киоск ни ногой. Предъявив Лену и свое безутешное горе, участковый вытребовал бутылку у семьи. Ни Лена, ни жена участкового не успели и полрюмки отпить за упокой, а сам участковый уже был буквально совершенно пьян и каялся за то, что разбил Михаилу нос за Лену, и на себе показывал, как он разбил, пока не у него самого не потекла кровь по губам и подбородку.

Из кухни раздавались рыдания участкового. Хотя бы истерики такие бабьи не устраивал в пьяном виде, шутил больше. Мы на памятник нашли фотографию, где он еще молодой. У Лены была теперь возможность спросить семейный фотоальбом, посмотреть на Михаила в молодости, но не успела она обратиться с просьбой, которая теперь не казалась странной, а жена участкового уже потянула из серванта, из отделения в самом низу, фолиант в бархатной обложке, тут же выскользнули на палас четыре снимка пустотой к Лене.

Лена бы и внимания не обратила на такую надпись, если бы дома у них не лежала фотография с такой же надписью только синим и без завитушек. Женщина, усадив Лену рядом с собой на диван, раскрыла альбом, уверенно долистала до нужного места и протянула Лене фотографию: Лена иногда разглядывала свои детские фотографии: Таким же детским казалось лицо Михаила на фотографии, притом что было ему на снимке лет тридцать, но в лице его только намечались та усталость вокруг глаз, скептические складочки, этакие скобки, в которые был заключен его рот, уже тогда левая скобка была чуть крупнее правой, но не настолько.

По фотографии было непонятно, становилось ли его лицо таким, что казалось, что с мышцами лба, рта все в порядке, а глаза становились будто парализованными. На снимке Михаил сидел худой как свечка, а Лена находила в этой фигуре уже черты будущей, такой родной уже грузности, вдвойне милой оттого, что ей не приходилось на себе испытать эту грузность, ведь он ей и на ногу случайно ни разу не наступил, не говоря уже о большем. Словом, неожиданно оказалось, что пожилой, разваливавшийся, как затерянный в глуши дом или ветхий дом напротив ее окна, нравился Лене больше, чем эта недоделанная личинка Михаила, слишком веселая и даже спортивная с виду, в которой было слишком много от отца, всего этого дворового вечернего волейбола, турников, лыж, каких-то сплавов с заводскими друзьями.

Потому что легко, легко! Лене пришлось встрять в их разрастающуюся перепалку, которая с каждой произнесенной шуткой становилась все более серьезной. Столько книг у него хороших было, даже те провоняли, мы их пробовали проветрить на чердаке в саду — бесполезно.

Сострогать себе уже успел кого-то, обзавелся какой-то соплячкой и обрюхатил. Лет десять уже как. Поздно ты хватилась, родная. Уже седина, уже пора успокоиться. На часок-другой может по этой теме на ухо присесть, да и ведь интересно рассказывает. А у самого — ноль. Вот ад, наверно, где, — и участковый опять рассмеялся, потом смех его оборвало серьезностью: Он не любит некоторых штук. Лена вовсе не собиралась связываться с уголовниками, садиться тоже совсем не хотела, но скорбь ее за несколько месяцев поутихла и постепенно перетекла в ломку.

Как Лена могла судить по телевизионным кадрам страдающих героиновых наркоманов, потребность в рифме была не такой жесткой. Оставшись однажды без сигарет, Лена могла сравнить раздражение без никотина и невроз от бесстишия, — вот они были близки, никотиновый чуть слабее. Другое дело, что гражданин, лишенный наркотиков, измеряемых в граммах, как-то постепенно мог избавиться от зависимости, а наркотик Лены был всегда с ней, она будто ходила со шприцем в вене — нажми только поршень.

В порыве одной утренней решимости начать жизнь с чистого листа, она пожгла и потопила все свои стишки в унитазе. Словно в ответ на такое предательство новые стишки будто обрубило, это было, конечно, хорошо, должно было Лене помочь, но она то и дело прикидывала строку к строке — это получалось у нее уже рефлекторно.

Она была будто алкоголик, который постоянно держал во рту алкоголь и силился не проглотить его, вопреки всяким рефлексам. Приободренная успехами на ниве спрыгивания с зависимости, она пробовала разложить приходящее в голову на безобидные фразы, какие в читанных ей стишках не употреблялись, чтобы делать так и впредь, чтобы избавиться от этого навыка, а в итоге выхватила от одного-единственного стремительно самозародившегося четверостишия такое, что с трудом потом поехала на пары.

Первая попытка, таким образом, не получилась. В кино мы всегда предпочитаем зло. Так почему бы не стать безжалостной стервой? Рабочий день подходил к концу, когда шеф вышел из своего кабинета и направился к выходу.

А за весь день он им не сказал и пару слов! Вот что значит интеллектом задавить мужчину! Да что он себе позволяет?! Они четыре года вкалывали как проклятые, а этот сухарь не может отпустить их на две недели в отпуск! Наташа уже открыла рот и приготовилась высказать шефу все, что о нем думает, как Миша одной лишь фразой заставил все гневные слова и возражения исчезнуть, словно их и не было.

За счет фирмы, - уточнил он. Одно это слово приводило Нату к экстатическому состоянию. А "Италия" и "халява" сбросили ее за грань наслаждения. Мозги отказывались работать, а язык не повиновался. Хотелось согласиться и с криком броситься Мише на шею, уведомив его, что готова начать работать прямо сейчас. Но не все так гладко, понимала Ната. Все чисто и честно. Именно поэтому я и хочу взяться за это дело. От нас нужна реклама.

И все формальности тоже остаются за нами. Но, возможно, придется съездить на место строительства и решать все на месте. Лёна, нужен твой Женечка. Я просмотрел его резюме. Он работал уже с поляками, у него прекрасные рекомендации от них. Ты сможешь уговорить его присоединиться к делу? Не сейчас, а когда все точно определится? Материалы я скинул вам по почте.

В принципе, не так уж и сложно, поняла Ната. У них таких контрактов десятка два было. И вполне возможно, что они с подругой успеют все закончить а чем черт не шутит?

Вечером, сидя за бесконечной документацией, наполненной цифрами, чьими-то фамилиями и номерами счетов, Наташа начала засыпать. Было около полуночи, когда девушка засела за бумаги, а сейчас часы показывали третий час. Слава богу, что осталось всего несколько страниц. Наталья заморгала, пытаясь разлепить глаза и прогнать сон. Ей удалось, правда, пришлось присовокупить еще чашечку кофе.

Как такое вообще возможно? Наташа с ужасом смотрела на листок. Где у этой гребаной зебры белая полоска? Почему сразу пошла задница? Наташа начала копаться в кипе бумаг, пытаясь разыскать информацию и владельцах. Ну же, чтоб тебя. Судорожно начала читать, перепрыгивая через целые абзацы. Кто ж его принес. Ната не знала, что делать. Пойти к подруге и рассказать, что завтра приедет ее От которого они умотали из Екатеринбурга почти пять лет назад, или молча лечь спать и надеяться на чудо?

Да еще и не один, а Наташа посмотрела на бумагу Для полного комплекта еще не хватало сына дяди Олега. Хотя с ним не должно возникнуть проблем. В конце концов, что может быть хуже давно спрятанных воспоминаний и скелетов в шкафу, вылезших наружу?

Наташа села на подоконник и поглядела на улицу. Сказать обо все Лёне, чтобы та еще больше себя накрутила и романтизировала образ своего Игоря. Или промолчать и оставить все на волю случаю? Наташа не верила в любовь между мужчиной и женщиной, тем более через столько лет. Она верила в неловкость между бывшими любовниками, в сожаление из-за неоправданных надежд, возможно, во взаимную ненависть после стольких лет. Единственная любовь, которую признавала Наташа - любовь матери к своему ребенку.

Все остальное - чушь, про которую пишут в любовных романах для глупых впечатлительных дурочек. Приняв решение, Ната подошла к столу и аккуратно сложила все документы в папку, помыла чашку и погасила свет. Она не станет ничего говорить. Ей надоело видеть свою подругу такой У Наташи в жизни было мало людей, которым она желала счастья и любила. Алена была одним из них.

И если нужно сделать подруге больно, чтобы она начала жить Младенцам тоже больно, когда они появляются на свет.

Но рано или поздно нужно избавляться от своей скорлупы. С такими мыслями девушка пошла спать, заранее мечтая о несладкой участи Игоря Анатольевича и этого Артема. Ну что ж, завтра она им покажет. Дай бог, чтобы эти мужчины побыстрее уехали.

Забрали свой чертов контракт и свалили из ее города. Нет ничего хуже вылезших скелетов, но это был не ее скелет. По крайней мере, она так думала. Наташа методично натягивала на ногу черный кружевной чулок. Для удобства пришлось задрать ногу повыше, где-то до уровня батареи. В такой момент Ната ненавидела хрущевские маленькие ванны. Одно спасибо, хоть с растяжкой у нее все в порядке. Ната чувствовала себя неуютно. Мало того, что приходилось врать подруге, ну ладно, может, не врать, но не договаривать, так еще и не выспалась и нервничать начала.

Ее дело маленькое - поляков уговорить, Игорю с этим Артемом ручкой помахать и вперед, Италия. Но ощущение надвигающейся беды не проходило. Словно что-то внутри нее нашептывало "ой, что сейчас будет, ой, что будееет". Причет истерично так и монотонно. Но Наташа решила панике не поддаваться, подумаешь, внутренний голос. В жизни все равно все решает разум.

Тем не менее, девушка решила подстраховаться. Еще со своего клубного прошлого Ната запомнила несколько правил, по которым продолжала жить до сих пор. Танцовщица не может выглядеть плохо. Она должна быть идеальной, начиная с головы и заканчивая пальчиками на ногах. В ней все должно быть совершенно. На ее лице всегда должны быть улыбка и обещание.

Чем хуже на душе, тем лучше она выглядит. Судят по внешнему виду и уверенности. Если ты неуверенна в себе и плохо выглядишь, ты мишень. А Нате в этот момент было очень хреново. Поэтому девушка уже полтора часа торчала в ванной и приводила себя в порядок. Хотя она перестала быть танцовщицей, глупо было отрицать, что уверенность в себе передается другим людям, и они начинают В ТЕБЯ верить.

Ей это и требовалось. А вера в себя у девушки начиналась с красивого нижнего белья. Расправив чулки и пояс, Ната занялась волосами, которые являлись ее гордостью.

Прямые, шелковистые и густые. Темные, похожие на расплавленный шоколад. Ты не одна живешь! Или мы точно опоздаем. Если честно, Наташе и хотелось опоздать. Но этот вариант не выходил, у шефа были копии. Это тоже не выход. Наташа любила себя и свою голову, особенно надежно сидящую на шее, а вот после финта с контрактами Наташа была не уверена в ее сохранности. В порыве гнева Миша еще тот жук. Наташа посмотрела на свое отражение в зеркале и резко выдохнула. В конце концов, эта встреча неизбежна.

Так пусть же она пройдет на ее условиях. Уж она покажет всем этим полякам, русским, да и просто мужикам, на что способна умная, осознающая свои силы девушка. Возможно, она и стерва, но она слишком красива, чтобы еще иметь и стыд. Наташа вышла из ванной и сразу вжалась в стену, спасаясь от разгневанной и прущей на таран подруги.

Так на пять минут всего-то. И вообще, нам нужно привести себя в порядок перед переговорами. Особенно если судить по количеству времени, проведенному у зеркала. Сейчас через полчаса уже поедем. Черт, может как-нибудь въехать в столб? Аккуратненько так, крылом только задеть и главное, фары не разбить. Ната покосилась на Лёну, которая тоже уже посматривала подозрительно.

Черт, вот что значит прожить с человеком почти пять лет под одной крышей - знает все твои повадки и недостатки.

Спасибо хоть, что Лёна и не спрашивала ничего. Не успела Ната остановить машину, как подруга отстегнула ремень безопасности, выпрыгнула на улицу и помчалась в сторону офиса. Наташа, тяжко вздыхая, поплелась следом. Она уже сто раз пожалела о том, что вообще согласилась на этот чертов контракт.

И хрен с этой Италией, надо было довольствоваться хотя бы Египтом. А после сегодняшнего, максимум, что ей светило - Колыма. Лёна уже ждала ее у лифта.

Наташа не успела и слова сказать, как ее нагло дернули за руку и, как на буксире, затащили в лифт. Лифт остановился, И Лёна почти бегом выскочила из него, на ходу снимая пальто и скидывая его около стола секретарши Михаила. Были бы хоть поляки Один помоложе, другой постарше, но оба пришли сюда решать серьезные вопросы.

Она всегда так делала, когда волновалась. Я планировал вас познакомить с русскими раньше, чем с поляками, которые, кстати, подъедут с минуты на минуту, - когда Алена попробовала что-то сказать, Михаил ласково обхватил ее за плечи, подтолкнул к выходу и повернулся к Нате. Почему эти поляки задерживаются? Их, мать твою, учили пунктуальности? А еще европейцы, блин. Утром вроде все было нормально. Из-за чего такие перемены? К тому же отпуск Но я не хочу, чтобы мы занимались этим проектом.

Чем ближе Наташа подходила к залу, тем сильнее хотелось сбежать, поджав хвост. Когда она успела стать такой мнительной? Уже все готово, и вы согласились. Если хотела отказаться, то это надо было сделать раньше. А не за пять минут до переговоров. Так что хвост в зубы, улыбку на лицо и мигом в зал переговоров. Миша мог быть жестоким до тошноты, до того состояния, когда легче врезать, чем объяснить.

Но у нее с ним, увы, были разные весовые категории. Пришлось молча, безропотно, с каменным лицом идти навстречу этим мужикам. Дай бог, чтобы обошлось. Артем раздраженно посмотрел на часы. Мало того, что пришлось устраивать переговоры не напрямую, а через какую-то левую организацию, вбухав в это дело немалые деньги, так еще и этих "компетентных и опытных специалистов" ждать уже семь минут!!! Точно бабы, с легким презрением подумал Артем. Артем ненавидел чего-то ждать.

Он привык получать все и сразу, щедро расплачиваясь за скорость. Чтоб он еще раз появился в этой паленой конто Она будет контролировать дальнейший процесс строительства, когда вы получите контракт. Артем потерял дар речи. И даже не из-за падчерицы Игоря, которую никто не видел уже около пяти лет, а этой стервозной брюнетки, нагло стоявшей и глядевшей прямо в глаза.

Даже через четыре с лишним года. Та сука, которая унизила его перед всеми, перед самим собой, и просто развернувшись, ушла, оставив его растерянного, взбешенного и возбужденного. Она ведь тоже его узнала, Артем сразу это понял по тому, как раздулись ее ноздри от гнева и как сузились глаза. И в это движение он вложил всю скрытую иронию и отвращение к ней, старался показать, что она обычная шлюшка. Судя по тому, как Миша после его подкола нахмурился, посмотрел на Наталью и придвинулся к ней поближе - незаметно, если не обращать на это внимание - стараясь закрыть девушку от его пытливого взгляда, то у них довольно близкие отношения.

Очень твою мать, близкие. Хрен там он отступит. Если судьба подкидывает такую возможность, грех ей не воспользоваться. Артем, если честно, даже не обратил внимания на сквозившее в зале напряжение от Алены и Игоря.

А сейчас, удобно устроившись в кресле и дожидаясь девушек, которые "вышли, чтобы окончательно подготовить все документы", Артем решил проанализировать все, чему стал здесь свидетелем. И судя по тому, как Игорь напрягся, сжал руки в кулаки и сверкал глазами, довольно любимая и дорогая.

Интересно, чем этого взрослого, серьезного и мрачного мужчину смогла зацепить такая девушка, как Лёна? Нет, она, конечно, миленькая, но Артем не понимал, как так можно убиваться из-за женской мордашки, пусть даже и симпатичной.

Но Артем никогда дураком не был, поэтому к Игорю с расспросами не полез, а молча начал смотреть в окно, продумывая свои действия и месть. Тогда, четыре с лишним года назад, он явно был не в выигрышном положении. Формально он ничего не мог от нее требовать, и секс должен был быть по договоренности. Артем в жизни не заставлял силой какую-либо девушку спать с ним. Это обычно они прыгали к нему в постель, по разным причинам - деньги, удовольствия, статус, - но прыгали же. Максимум, что приходилось делать Артему, - выгонять их из своей постели.

И отказ этой сучки, чего греха таить, сильно его задел. Никогда, ни одна девушка не говорила ему "нет", неважно в чем - в сексе, в услуге или в просьбе. Артем не привык к слову "нет". Если кто-то и пытался ему возразить, то он это согласие покупал, только и всего.

А эта гордая стервочка, которую он продолжал изредка вспоминать все эти годы, была единственной, кто оставила его ни с чем. Сделала из него, мать ее так, идиота. Я бы еще понял, если бы она была Хотя в уме, вернее, в хитрости ей не откажешь. Сначала окрутила хозяина клуба, еще в Екатеринбурге, а здесь, в Питере, нашла себе нового спонсора. И возраст этого ходячего кошелька ее сооовсем не смущает"!

Хотя здесь Артем лукавил. Для своих лет Михаил был очень видным и привлекательным мужчиной. Сорок два года, хотя не дашь больше сорока. И вообще, кажется, этих двух девушек не смущала большая разница в возрасте. Взять, например, Лёну, спала же со своим отчимом, который почти на двадцать лет старше нее. А чем эта Наталья - Артем усмехнулся - Сергеевна лучше своей подруги?

Даже еще большая стерва. Наконец, девушки вошли в зал. Обе старались выглядеть спокойными. И у них это почти получалось. Слишком хорошо он умел читать мысли людей по лицам, что не раз его выручало. Например, бледная как полотно Алена старалась вообще на отчима не смотреть, вместо этого уткнувшись в какую-то папку. Меня зовут Ольга, мне 24 года, я замужем уже 3 года, с мужем у нас все отлично, но он часто в разъездах и это меня очень огорчало. Вся эта история все без исключения правда.

Уже почти стемнело, я сидела дома у телевизора в полном одиночестве. В квартире было очень душно, не помогал открытый балкон. Муж был в командировке, уже неделю и собирался там провести, как минимум еще дней Мне было грустно одной, подруги надоели, в общем так бы все и было далее, если бы я вдруг не решила выйти в магазин. У меня кончились сигареты. Я скинула свой халатик, на мне были маленькие белые трусики. Быстро натянула джинсы, одела на свою обнаженную грудь 2-го размера тонкую маячку, через которую выделялись мои соски и вышла на улицу.

Я вышла на улицу, был один из прекрасных вечеров, когда жара уже спала, но было достаточно тепло, а кожу обдувал нежный ветерок. Я купила сигареты, и решила немного пройтись, в соседнем дворе была очень удобные скамеечки. Правда этот двор был белее оживленнее чем наш, но мне это не мешало вовсе, так хороша была погода, не хотелось возвращаться в душную квартиру.

Уверяю, тес будет очень приятно! В этом нет ничего неприличного! Спроси сестру ей было очень хорошо. Я его отправил отсюда подальше, но он грозится убежать из дома. Я, опять сев рядом с Владом и взяв в руку его член, сказала: По всей видимости он неиспорченный тлетворным влиянием запа-да девственник.

Когда это ты научилась так меня возбуждать? Потеперь мне нечем писать, в шутку начала браниться Надежда, показывая ручку с глубокими следами зубов. Гладил ее длинные тонкие пальцы, ласкал худенькие плечи. Это я-то, ха-ха, не смеши меня.

Мотая завязанными в конский хвост волосами (парик куплен в фирме «Товары – почтой»), она танцевала на столе гостей и уже стаскивала кружевной лифчик, когда в нос ударила волна страшной вони. «Черт! – подумала она. Сейчас многие снимают свой домашний секс на видео камеру и выкладывают в интернет при чём за бесплатно.

Красивые Члены Фото Порно

Я наблюдал за тем, как она обмакнула кусок хлеба в соус, и подумал, что девушки с хорошим аппетитом в моем вкусе. В итоге, после нашего боя не на жизнь, а на смерть, он лежал на парте, а я в позе наездницы находилась на нём и тут по закону подлости зашел учитель.

Смотреть Крутые Сиськи

и бездействия в действии. Внешнее деяние – лишь иллюзия, под маской действия скрыто бездействие. Вернувшись в комнату, Он достал из ящика два пис­ толета, вставил дула в ушные раковины и одновременно.

Анальное Порно С Николь Энистон

Для перехода на другие слайды вы можете использовать клавиши управления курсором (← →), либо просто кликая по картинке4,6/5(1,1K). порно лесби вечеринка, семейный трах порно, порно фото вески, тампон письки,мутант порно смотреть онлайн,.

Порно Зрелые Друг Трахает

Бесплатный хостинг больше не доступен

Секс В Анал Фотки

Выберите свой хостинг-план

Групповое Анальное Порно Видео

Гигантские Члены

Блондинка Сосет Член И Показывает Большие Сиськи

Анал С Негром - Негр С Огромным Членом Воспользовался Моментом И Трахнул В Жопу Застрявшую В Окне Аз

Первый Раз Пустила Член Между Крепких Булочек - Смотреть Порно Онлайн

Порно Красивый Анальный Секс

Сиськи Письки Ебля

Чернокожий Парень Оприходовал В Анальное Отверстие Блондиночку

Рокко Сиффреди вертит на члене две русские попки

Страшная французская баба с большими сиськами обслужила любителя анальной секса

Сиськи На Выход / Knockers Out (2019) Dvdrip

Анал Порно Страпон

Порно Мультфильмы Огромный Член Смотреть Онлайн

Порно Онлайн Мега Большие Сиськи

Скачать Порно Зрелых За 50 Лет

Порно анал такси

Смотреть Порно Анальное Соло

Порно Анал Групповой С Игрушками

В сауне блондинка прилегла на спину, а ее подруга брюнетка от трахала ее дырочку стальным фаллосом с

Читать онлайн - Коробейщиков Андрей. ИТУ-ТАЙ | Электронная библиотека monpriv.ru

Голая Джесика Лин Манит К Себе Замечательными И Силиконовыми Сиськами Голая Знаменитость

Две брюнетки развлекаются с анальным отверстием

Анальное Порно Фото Блондинок

У Мамочки Есть Сиськи #11 / Mommy Got Boobs #11 (2019) Dvdrip

Самые просматриваемые:

Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mezragore 12.09.2019
Порнуха Женщины За
Brakasa 13.11.2019
Порно Фильмы С Пожелыми
Juzuru 09.10.2019
Порно Изнасилование Баб
Akizshura 29.07.2019
Порнофильмы Онлайн Сюжетные
Когда Парень Жестко Связал Рот И И Голову Девушки Пис, А Потом Вставил В Нее Свой Член, Она Поняла В

monpriv.ru