monpriv.ru
Категории
» » Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

Найди партнёра для секса в своем городе!

Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс
Лучшее
От: Shakasida
Категория: Члены
Добавлено: 24.01.2019
Просмотров: 8041
Поделиться:
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

Бесплатное Порно В Анал Блондинки

Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

Светловолосая Девушка С Большими Сиськами Отсасывает Член Своего Мужа, Который Рано Пришел Домой. По

Порно - Лола любит грубый анальный секс вдвоем

Очень Огромный Член

Жительница, какая же вы серая мышка? Уже и тушь, и помада, и зарядка, и одежду подбираете, и комплиментам рады. Не, так мышки себя не ведут! Я не мышка, но вся такая растакая молодец! Все что мы делаем, мы делаем для себя. Не красимся - для себя, толстеем - для себя, помираем в тренажерном зале - для себя, огурцы закатываем - тоже для себя.

Просто у всех это "для себя" разное. Жительница, Смотря какая работа, а то если вы продавец, а из мужчин - охранник и пара грузчиков, то для меня комплимент от них будет пощечиной.

Хотя вы сами все сказали. В салоны не хожу Барбара, "Что ж тогда все стремятся стать этими самыми красавицами? Кошмар какой, не продавщицей работаю скажем так - интеллектуальный труд А комплименты от мужчин на моей работе вот почему в пример привела - есть у нас много "лощеных" красавиц незамужних, те, которые деньги на себя любимую, на фитнес и на салоны спускают, но вот боятся их почему-то мужчины А они жалуются в нашей женской компании, что на них никто не смотрит и никто их как женщин не воспринимает А я прям даже не знаю, что им посоветовать - быть проще, может быть?

У кого-то "лощеность" просто далеко не на первом месте - главное чистота и общая ухоженность ;. Что ничего нет плохого быть красивым, холеным, стильным человеком и странно гордиться тем, что ты мышь серая или твоя жена далека от идеала. Кстати, дискуссия на тему "Красота для себя". Для себя мы же тоже что-то за идеал берем, а значит для себя, но эталон извне.

Жительница, Правильно, вы со своей пирамидой, не правильной, для них общедоступна, а лощеные - нет. Женщина должна, просто обязана, себе, тратить деньги в первую очередь на себя, хотя вообще-то это и мужчин касается, а вот потом уже на остальное.

Конечно, если вы платите какие-то ипотеки и кредиты на тв, на детей, которых их отец не содержит, то ясно тут все. Но инвестировать надо в себя, всегда, это и салоны и языки и путешествия и одежда и прочее. Меня вот не боятся мужчины, те, которые в моем вкусе. В салоне, наверное, проспала Кошмар какой, как-то пришёл скромный паренёк к нам вагоны разгружать. Однажды,прибежало испуганное начальство из офиса и начало его отчитывать, что звонили "оттуда" и требовали признаться о том, что он натворил.

Оказалось, он после военного училища,был кандидатом "туда". Ничего говорит, просто на работу туда устраивается: Решил себе пока грузчиком на жизнь зарабатывать. Так же в офисе сидели девушки, все носики свои задирали перед парнями-грузчиками. Так же многие до сих пор и сидят: Какой кошмар, я как бэ не "общедоступна" - я замужем ну и да - на первом месте стоят потребности семьи в жилье, в качественной еде и одежде, качественном отдыхе, в поддержании здоровья , языки и путешествия я и "забесплатно" на работе получаю, а вот бешенные бабки отдавать за фитнес чтобы кто-то мне рассказывал, как правильно свое тело развивать?

Барбара, так не факт, что и зрелый достанешь. Разве что гнить начнет - тогда сам свалится. Какой кошмар, согласна с Вами, что инвестировать нужно в себя. Но почему под инвестициями подразумеваются салоны, одежда и языки? Для меня инвестиции в себя - это здоровье и карьера. Здоровье - основа всего, больному человеку уже не до прекрасного.

А карьера - залог финансового благополучия и уверенности в себе, интересных знакомств. Барбара, вы путаете красоту и уходовые процедуры например. Поверьте, красота и секс не взаимосвязаны.

Есть и красотки такие, что ты визжишь от удовольствия Всё зависит от женского темперамента и как она подойдёт к сексу, можно так сказать, с "творческой стороны". А те, кто говорят, что все красивые - бревна и прынцессы - просто самоутешаются после неудачного выбора.

Прынцесс, кстати, намного больше среди некрасивых и средненьких. Кошь летучая, не за что всё как всегда -легко и просто жизненно не надо сильно зацикливаться на своей личности и умей любить, оберегать и ухаживать за своей половинкой Ждем возмущений красавиц в духе -нет холодных женщин, есть плохие любовники Ну и товарища Клаву конечно же с душещипательной историей про мировой заговор против несчастных женщин.

Андрей, есть холодные женщины и есть плохие любовники. В идеале нужно, чтобы эти категории составляли пары только между собой. Кошь летучая, а как же царский указ "бедный женится на богатой, а богатый на бедной.

Андрей, Ну что ж Вы так на товарища Клаву? Я думаю, что корреспондентам нгс стоит ее уже в эксперты брать. Не размениваться на всяких психологов-визажистов. Андрей, Да везёт то часто Белый Ворон, тот указ Бальзаминов придумал, который сам про себя сказал, что дурак.

Февральская, рекламируют товар, работу, услугу Что из перечисленного девушки? DedMazay, все зависит от того что эти девушки пытаются из себя изобразить? Хорошее такое весеннее интервью Почему-то первая ассоциация "Грачи прилетели! Очень ответственно к процессу относятся. НГ, ну не знааааю - на мой взгляд, мужчины от 32 должны уже иметь постоянную партнершу и хотя бы 1 ребенка, а не рассуждать, сравнивая различных женщин. НГ, очень ответственно относятся, да. Такого мужчину в магазин не страшно посылать - все выберет аккуратно, согласно заданным параметрам.

Разным мужчинам нравятся разные женщины, так что не стоит зацикливаться на том, что говорит один или другой, обижаться и ощущать себя неполноценной. По большому счету какие бы критерии мужчины не выдвигали им природой положено, чтобы нравилось много разных женщин, на деле они не так уж и разборчивы как на словах, так, что девочки расслабьтесь. Они говорят, что моделей хотят, мы говорим, что олигархов, а женимся в итоге друг на друге: Элль, вспомнила одно интервью с психологом.

Речь была про мужчин. Психолога спросили про эту распространенную формулу, ну вот, типа, как же - все любят молоденьких, красивых, стройных, а женятся в итоге на разных. А психолог ответил в таком духе - не-а, ребята, вы неправильно расставляете слова, все наоборот, женятся на том, что доступно, а любят молоденьких,красивых, стройных.

Ну я так поняла, что в смысле не напрямую любят, а мечтают. Ох, как же я призадумалась, аж морозец в душе пробежался! Ольга, и чему вы тут испугались, мы действительно выбираем из того, что доступно, был бы у всех безграничный выбор причем только по плюсам и еще желательно без надобности за это все работать и платить, так каждый бы из нас был Властелином Мира как минимум: Я вам скажу, что мужчины довольно практичны, мужчина о-очень маловероятно женится на девушке, которая ему внешне ну вообще никак не привлекательна, чтобы ночами тосковать о красавицах, а остальное в ваших руках, хотите радовать своего мужчину и имеете возможность - радуйте: Хозяйка издательства старательно делала вид, будто ничего этого не понимает, вызывая у Жизнева лукавую улыбку.

Еще бы, ведь у нее дома обитали пятнадцать собак и с десяток кошек верный признак нелюбви к людям , и ей приходилось всячески экономить, дабы прокормить всю эту ораву. Поэтому тот факт, что Жизнев из своего тощего редакторского кошелька оплачивал десятки, если не сотни недешевых книг, необходимых для выполнения полученного задания, доставлял предпринимательнице немалое удовлетворение. Правда, порой ее охватывало беспокойство: Она начинала давать Жизневу непрошеные сбивчивые советы касательно того, как обеспечить себя необходимой литературой.

В ответ Жизнев только отмахивался и поеживался — наблюдая проявления жадности, пытающейся сойти за нечто другое, например за бескорыстную помощь, он всегда чувствовал себя крайне неуютно. А разгадка его долготерпения была чрезвычайно проста: Жизневу нравилась работа и нравились приобретаемые им для работы книги. Хозяйка, конечно, вскоре поняла, как обстоит дело, тем более что Жизнев ничего и не скрывал: Он и хозяйке говорил то же самое, дабы та не считала, что в очередной раз сумела его облапошить.

Когда он работал не в штате, а по контракту, хозяйке это удавалось. Ему приходилось по 12 часов в день редактировать тексты, требовавшие до 90 исправлений на одной странице он специально считал , получая за это в месяц сумму, равную средней пенсии. Немногим больше он зарабатывал, составляя заказанные хозяйкой антологии, сроки же были назначены такие, что трудиться приходилось с утра до вечера, частенько захватывая и выходные.

При этом значительную часть работы хозяйка ему не оплатила, ссылаясь на имеющиеся недостатки. Жизнев не обиделся и не слишком огорчился, ибо давно понял, каких моральных следствий надо ждать от либерализации общественных отношений. Коли уж сделался наемным работником, то не жди, что с тобой станут церемониться. Правильно заметил Вальтер фон дер Фогельвейде: Кто сделаться решил товаром, Тот обесценился навек.

Это высказывание справедливо, увы, не только в отношении сребролюбивых поэтов, — истинный смысл его гораздо шире. А о любителях законной наживы верно написал Ганс Вильгельм Кирхгоф: Вот деньги в рост идут, а честь? Да нет ее, коль деньги есть. Чему же тут удивляться или огорчаться?

Можно, конечно, заклинать нечисть, как Блок: Однако заклинания подействуют только в том случае, если произносящий их обладает независимым состоянием, как тот же Блок. В противном случае избежать сделки с буржуа по продаже самого себя человеку нельзя никак, и следует быть готовым к тому, что буржуа в ходе делового общения проявит все те милые свойства, которые приобретаются им в силу его особого социального положения. Об этих свойствах Смоллетт писал: Напротив, часто — можно сказать обычно — его приобретают люди с низкой душой и ничтожными способностями.

Однако совесть богатых не мучает, ибо для них как для представителей рода людского в высочайшей степени справедливы слова Салмана Рушди: Жизнев, конечно, мог бы напомнить своей начальнице о том, что ее благополучие в очень значительной степени зиждится на множестве книг, подготовленных им или под его руководством в разные годы ведь это было то самое издательство, в котором Жизнев когда-то начинал как редактор, см.

I , однако он счел это бесполезным для начальницы буржуй есть буржуй, его не переделаешь и бесспорно вредным для себя, ибо обивание порогов в поисках работы всегда вызывало у него разлитие желчи. Хозяйка издательства удивилась — она не ожидала такой прыти от Жизнева, которого считала человеком не совсем от мира сего в том числе и из-за былых грабительских контрактов, которые тот безропотно выполнял , однако замыслов у нее имелось много, опытных редакторов не хватало собственно, их всегда не хватает , и она, помявшись, согласилась.

Легкой жизни в штате у такой начальницы Жизнев не ожидал и оказался прав. Так как издательство уволило в целях экономии почти всех художественных редакторов, Жизневу пришлось самому стать кем-то в этом роде и снабжать книги изображениями, быстро освоив подбор картинок в Интернете. Когда Жизнев отредактировал текст книги о Николае II, то неожиданно выяснилось, что весь огромный фонд фотографий, уже имевшийся в компьютерах издательства, грозит стать бесполезным хламом, поскольку из-за ухода художественного редактора невозможно сказать, кто на каком снимке изображен и к какой главе этот снимок относится.

Жизнев разложил сотни распечатанных фотографий на полу своей квартиры и несколько дней ходил, наступая на лица представителей династии Романовых без всякого священного трепета, надо сказать , однако все же привел изобразительный фонд в порядок, сделав подписи ко всем снимкам и распределив снимки по главам. Он составил книгу о Пушкине, написав статью о жизни поэта благо как раз в это время читал много пушкинистики, а также удосужился наконец прочесть все опубликованные записи и переписку Пушкина — многие любители поэзии этого не делают никогда, и совершенно напрасно.

Затем он выбрал и разбил по темам наиболее афористичные строки Пушкина таково было основное задание редакции, хотя сам он считал его нелепым. Затем составил объемистый раздел высказываний о Пушкине различных выдающихся писателей, филологов и ученых и завершил книгу подробным биографическим справочником, рассказывавшим обо всех людях пушкинского времени, упоминавшихся в тексте. Были и другие книги: Как уже говорилось, ушлому начальству вновь удалось построить работу Жизнева так, чтобы тот трудился с утра до вечера и даже захватывал выходные дни.

Каждое утро Жизнев вспоминал о том, сколько еще не сделано и, проклиная все на свете, а в особенности собственные уступчивость и деликатность, мчался к компьютеру. Завтракать он прекратил, так как с утра его мучило ощущение того, что пищу он еще не заработал. Дела по дому ему пришлось возложить на престарелую матушку, а то, с чем она не могла справиться, например походы на рынок за продуктами, превращалось в трудно разрешимую из-за нехватки времени проблему.

Сочинять Жизневу все-таки удавалось, несмотря ни на что — видимо, благодаря приобретенному с годами мастерству, позволявшему быстро и уверенно воплощать в произведение любую идею.

Правда, никто не мог сказать, сколько идей так и не смогло прорваться из духовного эфира в мозг нашего героя, забитый реалиями XIV—XVI веков и самых разных стран, от Норвегии до Индонезии. Об этих неявных утратах Жизнев, конечно, думал с досадой, однако стоило ему сесть к компьютеру и приступить к занятиям, как досада вскоре проходила.

Однако привлекательность этой работы для Жизнева состояла как раз в том, что, обнаруживая пробелы в своем образовании, он в то же время их и закрывал. Исторические лица, события, социальные установления, не читанные ранее тексты, не виданные ранее картины и архитектурные памятники — остаться равнодушным ко всему этому богатству, не стремиться им овладеть мог, по убеждению Жизнева, лишь духовный кастрат. А трудов своих наш герой научился не жалеть, памятуя высказывание Шиллера: Но наш герой с годами стал хорошо понимать другое — то, что, приобретая познания, личность приобретает все новые творческие силы, а значит, все успешнее творя, становится все ценнее, все тяжелее на весах вечности.

А утраченные — точнее, не уловленные — в ходе работы идеи непременно вернутся, как полагал Жизнев, 11 к человеку, обогащенному познаниями, причем вернутся в еще большем блеске. Поэтому следует перебороть и жажду отдыха, и жажду развлечений. Следует трудиться, читать, приобретать книги. Глава IV Однако случались у Жизнева и минуты отдыха, если можно считать отдыхом перемену занятий.

Он читал то, что давно наметил прочесть, сочинял новые стихи и правил старые. В полной мере отдыхом становились для него лишь вечера пятниц, которые, что греха таить, он проводил за бутылкой, причем обычно пил в одиночку, опасаясь пустопорожних разговоров.

Кроме того, только вино обычно крымский херес позволяло изгнать на время из памяти работу со всеми ее проблемами и погрузиться в воспоминания.

Тут стоит привести строки Саади: Скорбей на жизненном пути без чаши не перенести, Верблюду пьяному шагать с тяжелой ношей веселей. Вот Жизнев и облегчал на время свою нелегкую ношу. Вспоминать, разумеется, хотелось что-то веселое и доброе. А мало ли в прошлом было веселой гульбы и по-доброму складывавшихся обстоятельств!

Владельцы заведения были в восторге от выступления в их концертном зальчике поэтов Сообщества, то есть Сложнова, Жизнева и Сидорчука. Жизнев и Сложнов переглянулись, на лице Сидорчука появилась кислая гримаса. Вызвана она была отнюдь не стыдом или раскаянием, а пониманием того, что следующие гонорары придется делить уже в иной пропорции. Однако к этому времени товарищи Сидорчука уже так привыкли к его бессовестности, что не огорчились, не обиделись, не высказали ни слова упрека, а только спокойно и по-деловому обсудили со своим квази-руководителем, как раздел денег будет происходить в дальнейшем.

При мысли о том, кто тогда здесь бывал, поэтов пробирала дрожь восторга. Таким поэтам, конечно, хорошо везде, но Жизнев все же в каждой поездке старался оставить по себе добрую память, и, кажется, ему это удавалось. По крайней мере, он и позднее, собираясь в Питер, всегда мог назвать несколько мест, где его были готовы принять с искренней радостью. А для того чтобы оставить такую память, требуется совсем немногое: Вспоминалась еще зимняя поездка в Краснодар в удивительные дни, когда в этом южном городе выпало неслыханное количество снега, троллейбусы ходили только по паре маршрутов, а сугробы достигали высоты второго этажа.

При этом было совсем не холодно, приезжие северяне ходили нараспашку, люди кругом улыбались, а сугробы мерцали под фонарями. Сначала состоялось выступление на дне рождения одного из молодых богачей, а наутро поэтов, еще не вполне опомнившихся, повезли куда-то завтракать, а точнее сказать — опохмеляться и продолжать веселье.

Снегопад длился всю ночь, и автомобили с трудом протискались по улочкам старой части города к аккуратному, словно сложенному из детских кубиков зданьицу, охристая окраска которого казалась оранжевой на фоне громоздившихся вокруг ослепительно белых сугробов. Накануне отлета в Краснодар Жизнев выступал в каком-то окраинном московском клубе, название которого ныне забыто, потом праздновал успех с поклонниками, потом заторопился на самолет, целые сутки не спал, а в Краснодаре угодил прямо к пиршественному столу.

В результате в описываемое утро сердце у него колотилось как бешеное, а тут еще шашлык и красное французское вино — Жизнев надеялся, что оно как-то поправит дело. На самом деле помочь ему мог только отдых, однако спать почему-то совершенно не хотелось. Когда гостеприимные хозяева предложили перейти к водным процедурам, в сауну Жизнев из-за сердцебиения даже и носа не стал совать — просто искупался в бассейне, принял душ и, закутанный в простыню и слегка освежившийся, вернулся за стол, где вид красного вина пробудил в нем сильнейшую жажду.

На старые дрожжи после десятка бокалов в голове у него изрядно зашумело, а на лице появилась глуповатая улыбка. Тем не менее он все-таки смог припомнить строки из знаменитого стихотворения Лоренцо Медичи Великолепного: Славьте Вакха и Амура! Прочь заботы, скорбь долой!

Пусть никто не смотрит хмуро, Всяк пляши, играй и пой! Будь что будет — пред судьбой Мы беспомощны извечно. Нравится — живи беспечно: В день грядущий веры нет. Эти стихи убедили его в том, что, как бы ни стучало сердце, о последствиях пития беспокоиться не стоит. Упоминание же об Амуре в стихах оказалось пророческим, ибо совершенно внезапно перед 13 взором Жизнева возникли жрицы этого божка.

На самом деле это были весьма привлекательные и ничуть не вульгарные, скромно, но со вкусом одетые три молодые дамы — одна совсем юная, две другие постарше. Они расположились за столом, завязалась светская беседа.

Жизнев шепотом спросил Сидорчука: Удивленный Жизнев вновь исподволь изучил помутневшим взором каждую гостью, но не обнаружил ни на одной из них никаких печатей и клейм профессионального порока. А между тем в воздухе проносились какие-то слова со значением, какие-то сигналы, в которые Жизнев даже не пытался вслушиваться: И когда его товарищи по застолью начали один за другим отлучаться вместе с дамами в залу для водных процедур, это не побудило его ни к каким действиям.

Для чего происходят все эти отлучки, он, конечно, понимал, но его частившее сердце благосклонно относилось только к красному вину, а любовных трудов не желало совсем. Дамы между тем вошли во вкус вакхических забав. Вернувшись к столу, одна из них, самая хорошенькая, стройная шатенка с пушистыми волосами и загадочным взором, начала поглаживать мощные бицепсы Жизнева, не прикрытые простыней, ласково вонзать в них коготки и, словом, всячески склонять Жизнева к плотским усладам у бассейна.

Жизнев сначала не вполне сознавал, чего от него хотят, но когда осознал, то прямо объяснил даме на ушко, как обстоит дело с его здоровьем. Затем он восхвалил ее красоту, поблагодарил за благосклонность и попросил не таить на него обиды. Та в ответ ласково ему улыбнулась, показывая, что ничуть не сердится. Улыбка была столь очаровательна и зовуща, что Жизнев решил было плюнуть на здоровье и дать себя увлечь в залу греха, однако сердце, провалившись на миг куда-то в пустоту, заставило его передумать.

Несколько уменьшил в его глазах привлекательность порока и Сидорчук, зачем-то начавший размахивать перед глазами сотрапезников использованным презервативом, в котором болталось мутное содержимое. Недостаток вкуса и такта этот человек проявлял, увы, не только в стихах. Когда вся компания, вполне довольная друг другом, наконец оделась и направилась к выходу, глазам их предстала забавная картина: Возможно, подумалось Жизневу, к такому развитию пришел обычный сеанс массажа.

Так или иначе, но оба участника этой эротической сцены полностью ушли в свое занятие девушка стоя опиралась на массажное ложе, молодой богач пристроился сзади и не обратили на проходивших никакого внимания. Чтобы поторопить именинника, пришлось звонить ему из вестибюля заведения по мобильному телефону. Жизнев всей душой порадовался такой внутренней свободе молодых супругов.

Поэтому направились на квартиру к друзьям именинника, с которыми успел сдружиться и Жизнев во время своих прошлых визитов в Краснодар. Глубокомысленные беседы с ними служили ему в застолье убежищем от бесконечных разговоров про автомобили, запчасти, загородные дома и прочую шелуху, облепляющую подлинную человеческую судьбу.

Однако тут, увидев дам, один из хозяев квартиры проявил себя не лучшим образом. Видимо, кто-то — то ли именинник, то ли Сидорчук — шепнул ему о том, чем девушки занимаются помимо основной работы, и бедный молодой человек, не зная, как себя вести с такими дамами, начал презрительно усмехаться, говорить колкости и, словом, повел себя очень глупо.

В 14 противовес этому Жизнев, хотя его и развезло от выпитого в бильярдной коньяка, изо всех сил старался быть галантным, успокаивал готовых возмутиться девушек, а потом, улучив момент, прямо сказал на кухне адепту мужского шовинизма, чтобы тот не портил вечер. У них есть работа, поэтому они могут позволить себе тщательно выбирать партнеров.

Для них секс — не единственный источник дохода, поэтому они проституируют с душой, с удовольствием. С ними можно поговорить, это люди, пойми, а не просто приложения к влагалищу.

Австрийское светило внесло огромнейший вклад в развитие многих наук, таких как: Из его учения вышло множество эффективных психокоррекционных направлений, а именно: Кто из нас не слышал такие термины как: И это список можно продолжать и продолжать. Психоанализ порой спорен, неоднозначен, но по-прежнему могуч и эффективен. И он постоянно развивается. И в описании наших героинь мы не могли пройти мимо этого учения.

Классика никогда не подводит, все об этом знают. Она мертва без практики. Так что в нашем исследовании помог опыт психокоррекционной работы автора. Тот опыт, который и послужил хорошим подспорьем в нужный момент. И именно в тот момент, когда, казалось бы, нет ответа на вопрос, почему она героиня так поступила.

Почему решила расправиться со своей жертвой, хотя первоначально и не планировала этого делать. И почему расправилась именно тем способом, а не другим.

Что за зигзаг сделала ее психика за столь краткий период. Для данной книги мы взяли выборочно десять биографий известных маньячек начиная с древнего Рима и до наших дней.

Почему мы взяли "героинь" разных исторических эпох. Да только по одной простой причине: Какие бы за все это время не существовали общественно-исторические или общественно-экономические формации, какие бы государства не возникали и не исчезали с карты мира, как бы ни развивался научно-технический прогресс, как бы ни менялась всемирная мода или всемирная культура, какие бы не происходили природные катаклизмы или климатические трансформации, какие бы не зарождались вероисповедания и религиозные течения, душегубы и маньяки до сих пор не переводятся на Земле.

Они продолжают истреблять всеми силами и средствами ни в чем неповинных людей. А психология "Нелюдя Убивающего" не претерпела за эти века никаких существенных изменений.

И мотивы злодеяний у них все те же, как и две тысячи лет назад: Ведь не все хотят жить по божьим законам, поэтому и продолжается войны и убийства. И каждая эпоха выдает миру таких монстров-садистов - что волосы на голове дыбом встают от ужаса! И откуда такие звери появляются?!

Откуда в них столько злобы, изощренности и коварства? Кто им привил такую сильнейшую нелюбовь к людям?! Явно, что не Господь Бог, ни его сын божий Иисус Христос, ни дух святой. Есть у них один кумир на все века и во все времена - это падший архангел Люцифер!

Но изверги-убийцы, берут пример не только с Дьявола, но и с себе подобных. Разные эпохи - разные примеры. Средневековая маньячка изучает опыт древнеримской маньячки, а современная - и древнеримской и средневековой. Как убивать, как издеваться, как мучить. Как фиксировать эти преступления. В дневниках или коллекционированием вещей и предметов жертв. Они уважают друг друга, чтят. Они связанны через века невидимой кровавой нитью. Они - одного поля ягоды!

И они - маньяки! Правда, если вдаваться в излишнюю терминологию и подробности, то не всех наших "героинь" можно назвать настоящими стопроцентными маньячками.

У некоторых из них не так было много жертв на счету, и не все они являлись психически больными людьми, но по сути их все-таки можно окрестить "маньячками".

Ведь всеми ими двигали и руководили разные маниакальные идеи. Кто-то стремился достичь верховной власти, устраняя всех на своем пути и не гнушаясь никакими методами. Кто-то убивал, мстя за свою поруганную честь. Кто-то травил людей в отместку за свое тяжелое детство. Кто-то умерщвлял народ ради забавы. А кто-то от скуки. Все эти "героини" разные и по характеру и по темпераменту, да и исторические эпохи тоже разные, но всех их объединяет одно но страшное стремление - убивать себе подобных!

Издеваться над ними, применять насилие, мучить. И все они однозначно - стопроцентные убийцы! И совершенно не важно, сколько человек лишила жизни эта персона, троих или сто. Или может все шестьсот. И не важно, по каким причинам. Важно, что все они все по своему определению - душегубы. И как не крути, все они - маньяки! На их примере вы не забыли, их будет 10 мы попытаемся проследить историю превращения нормальной женщины в зверя-маньяка. Попробуем изучить, проанализировать, понять природу данной метаморфозы, и тем самым раскусить этих монстров в женском обличье.

Так сказать разложить по полочкам их звериную душу. Хорошо или плохо это мы сделаем судить вам, наш дорогой читатель. Как говорили таперы завсегдатаям салунов - ковбоям: И мы напишем, как умеем. Так что не метайте в нас критические стрелы, господа и граждане. Хотя, впрочем, метайте, метайте, пожалуйста, ведь от критики еще никто не умирал и она всегда полезна.

Правда, когда она по делу. Надеемся, что данная книга найдет широкий отклик среди любителей истории, психологии, философии, публицистики и криминального жанра.

Начнем, с первой, Юлии Агриппины - женщины одержимой манией власти Кристально чистая голубая вода. По лазурному небу плыли небольшие барашки-облака. Морские волны слегка покачивали латанную-перелатанную лодку. Грустная Юлия Агриппина сидела на выщербленой корме. Ее сестра Юлия Ливилла, обессиленная и продрогшая, завернутая в грязные лохмотья, лежала на дне утлого суденышка. В сетке, прикрепленной к судну, плавали пойманные губки. Сестры по очереди ныряли за ними, собирая со дна моря.

Нужно было как-то прокормиться. Агриппина и Ливилла в изгнании. Их брат - император Калигула - сослал их на остров, обвинив в прелюбодеянии и заговоре с целью убийства императора и захвате верховной власти.

Император казнил мужа Юлии Ливиллы и в то же время любовника Агриппины - Марка Эмилия Лепида как главного организатора заговора. А после посветил Юпитеру-мстителю три кинжала, которые якобы сестры и шурин прятали у себя чтобы заколоть императора. Калигула заставил под страхом смерти нести Агриппину урну с прахом от места казни до кладбища.

Затем Калигула отобрал у некогда любимых сестер с которыми он даже прелюбодействовал все имущество и деньги. Приказал не кормить и не оказывать никакой помощи. Пусть умирают с голоду. Но сестры не хотели погибать, они сами добывали себе на хлеб насущный. Ныряли за губками и продавали оптом торгашам на рынке, а на вырученные деньги покупали пищу, одежду.

А бесстыжие торговцы все норовились сбить цену или обмануть девушек. А порой даже потешались над ними. Нарочито подобострастно кланялись им. От стыда сестрам хотелось провалиться сквозь землю. Но голод - не тетка. Им снова и снова приходилось выходить на раздолбанной лодочке в море и искать губки. И вновь и вновь идти на поклон к скупщикам. Лучше погибнуть, чем так мучиться как они. Уже пошел второй год ссылки. И надежд на возращения нет.

И даже намека на какие-либо перемены судьбы. А когда-то весь римский народ подобострастно рукоплескал сестрам, приветствуя на гладиаторских боях в Большом Цирке. Даже сенаторы начинали свои публичные речи такими словами: Все было тогда у Агриппины и Ливиллы - слава, влияние, богатство.

А теперь они нелюбимы, они - изгои. У них нет ничего: Вот так проходит земная слава. И как больно потом падать с такой высоты. После таких падений очень тяжело подниматься. Да и поднимутся ли они вообще, вот в чем вопрос. Неужели им никогда не вернуться в Рим?! Агриппина взяла сетку и, набрав как можно больше воздуха в легкие, нырнула в воду Поискала на дне добычу. Не нашла ни одной губки.

Ныряльщица поневоле всплыла на поверхность. Как ей все надоело! Нет больше мочи терпеть. Взять нырнуть и не вынырнуть Наглотаться соленой воды - и всем мучениям конец!

Она уже хотела это сделать но, посмотрев на измученную исхудалую сестру, передумала. Вдобавок Агриппина вспомнила о вчерашней мистической встрече с одной загадочной старухой около рынка. Женщине было лет шестьдесят пять. Она остановила Агриппину и скрипучим голосом поведала, что может предсказать ее будущее. Некогда знатная римлянка тут же пожелала узнать свою судьбу. И ты будешь наслаждаться этим триумфом.

Но за это придется дорого заплатить Вместо нее вдруг возникло видение - двойник Агриппины, но только все воздушное и прозрачное, и почему-то с красным пятном в области живота. На вопрос что это за пятно призрак не ответил и растворился так же быстро как и появился. Она долго думала, что это означало: Может это все пригрезилось с голода или от нервных потрясений. А в последнее время Агриппина видела волшебные цветные сны, где она в нарядных одеждах, и что она в Риме, и что играет с сыном, отдает распоряжение сенаторам, пирует за столами уставленными яствами.

Ей так было радостно, легко и приятно в этих фантазиях. Но когда она просыпалась и видела себя на какой-то грязной подстилке и понимала, что опять вернулась в невыносимую и гадкую действительность, то ее охватывало чувство сильнейшего разочарования и обиды. Будто у нее как у маленькой украли любимую игрушку. Вот тогда точно не хотелось жить. Было одно, но очень стойкое желание: Но солнце вставало, просыпалось чувства голода - и снова начинались суровые будни ныряльщицы за губками.

Жизнь если можно было назвать это жизнью продолжалась. Лодка, море, улов, рынок, деньги, еда Либо обмен губок на какие-то вещи. И по той же схеме и последующий день. Так привиделось эта старуха или нет? Но слова бабушки запали ей в душу. Видимо Юпитер дает ей знать с небес, мол, терпи, жди, скоро твоя судьба измениться к лучшему.

Как там ее малыш? На вилле с мужем? Ему пошел уже четвертый год. Как же она о нем соскучилась! И когда же она его увидеть? А то сидит, м-м-мандавошек из п-п-пизды выковыривает. Мы только первый раз к людям приехали, а ты уже свои истории про мандавошек начал рассказывать. Строишь там павильоны, рекламные щиты устанавливаешь. Давно уже с этой префектурой работаю. Так, что даже печень порой отваливается. Но помимо Юго-Запада хорошие связи и на Юге, и в самой мэрии. Вот сейчас концепцию праздничного оформления Москвы к восьмисот-пятидесятилетию готовлю.

Ты бы использовал свои связи. Место можно съездить посмотреть. Вложений требуется еще тысяч пятьдесят, ну, может, шестьдесят. Если договоримся принципиально, то я вам точный финансовый план предоставлю. Деньги нужны не сразу — пока документы дооформим, проект сделаем. Потом построим и сдадим в аренду. Отобъемся за год с небольшим. Я улавливаю управленческие тезисы Ромы, многоэтажный мат Синяка, рассуждения Вешнякова. Немного, а тысяч восемь наберется.

Тем более что мне этим магазином управлять, сдавать его, решать все проблемы с властями. Однако я Маркину все равно проценты дам. Такие уж у нас договоренности и отношения.

Последний, как всегда, не пьет, но уже выкурил свой дежурный косяк. Банк сладкий, в кредитном отделе своя телка. Подгоняешь ей контору — ну как положено: Типа, для поддержки малого предпринимательства, за родину-мать, ради всего святого, срочняк нужно получить в вашем банке три-четыре миллиона долларов.

Мне становится скучно, когда я представляю, сколь долгую байду затеял Барсук. Кто-то из их бригадиров года два назад кинул таким образом Сбербанк, и теперь все они мечтают о карьере финансового махинатора. Все послушно чокаются и пьют, за исключением Барсука. Тот уже забил второй патрон и продолжает нести свою ахинею:. Я ужасаюсь от схожести и запараллеленности наших мечтаний.

Различия присутствуют только в нашем восприятии, а на самом деле и то и другое — квинтэссенция труда дизайнеров, инженеров, эргономистов. И то и другое лишь игрушка для обеспеченного человека. Я смотрю на часы, пора уже сваливать из этого отстойника. Изрядно навеселе прибываю домой. Я переодеваюсь, вставляю сережки, надеваю кольца и браслеты. Видели бы меня бандюки! То-то разговоров бы было: Я иду по бескрайней пустыне. Раскаленное солнце висит прямо над головой. Кажется, протяни к нему руку — и обожжешься.

Вдруг, совсем рядом, где-то в полуметре от меня, я замечаю торчащий из песка кран разливного пива. Я бросаюсь к нему и припадаю губами. Вместо живительного напитка в рот сыплются какие-то засохшие насекомые: Один из комаров внезапно оказывается живым и больно кусает меня в затылок. Пытаюсь согнать его, убить, но промахиваюсь, и комар, отвратительно пища, кружит вокруг моей головы. Просыпаюсь от нескончаемого писка пейджера.

У меня шесть непрочитанных сообщений. С трудом идентифицирую свое местонахождение: Кроме меня, в комнате, обклеенной рыжими обоями, никого нет. Я что, спал один? На ватных ногах выползаю из комнаты. Как же я здесь оказался? Надо хронологически восстановить все, что я делал под утро: Вместо воспоминаний о действиях получаю полный список выпитого алкоголя. Это дается мне с трудом, над каждым сообщением размышляю по нескольку минут, пытаясь увязать в единое целое все эти имена, фамилии и номера телефонов.

Залезаю под холодный душ. Надо срочно звонить, отменять встречи, переносить стрелки — короче, чего-то мутить. Ни сил, ни желания нет. Чья же это квартира, в конце-то концов? Звоню в офис и говорю, что заболел. Добираюсь до кухни, открываю холодильник. Пустые полки украшает одинокая банка майонеза. С чего это я решил, что здесь будет Gosser? Я спал или терял сознание?

Во всяком случае, теперь чувствую себя лучше, и голова не такая тяжелая. Надо бы опять в душ. Сразу же вспоминаю, чье это жилище.

Хотя мы с ней уже почти расстались, время от времени все же просыпаемся в одной постели. Ей около тридцати пяти, но выглядит она лет на восемь моложе. Шашка владеет небольшим косметическим салоном. Наверное, это и помогает ей оставаться в хорошей форме. Опять остаюсь один, хотя бы еще на полчаса.

В мозгу мелькают мысли: Как ты вчера пересекся с Галей?! Уебищное животное, что ты будешь пиздеть своей жене, всем остальным? Надо сваливать, пока Шашка не вернулась. Иначе все это может вылиться в очередной марафон. Правда, если ее дождаться, то можно спокойно выпить пива и заняться с ней сексом, а Галя такая извращенка… Надо хотя бы позвонить жене. Я весь в этой отстойности — неспособности принять быстрого решения, выбрать между двумя поступками, напрячься и поступить так, как следует.

Уверен, что все мои беды: Помню, еще маленьким боялся подойти к играющим детям и сказать им: Холодный душ колет и отрезвляет. Приходит Галя и приносит шесть банок Heineken. Пью пиво и чувствую: В такие минуты лучше всего умирать. Ну, или когда кончаешь, например. Эякулируешь и в тот же миг улетаешь в вечную нирвану. Я только что кончил и совсем обессилел. На ум приходят мысли о том, что в последнее время только с Бурзум получается трахаться без остановки.

Мысли эти не к месту, наверное, надо дать Гале то, чего она так хочет. Неужели пиво так дорого теперь стоит? Перед глазами встают пирамиды, караваны, чертоги Элкхатеба, пустынная пыль. Здесь где-то был кран с Gosser. Смуглая, тонкая, в золотых украшениях, Галя и вправду похожа на египтянку. Но вот какой из меня ассириец?! Додумать я не успеваю, захваченный новыми сексуальными впечатлениями. Галя крепко связывает меня.

Я неловко тянусь к ее губам. Сначала поцелуй мои ноги. Начни с больших пальцев. Я послушно выполняю приказания. Возбуждение снова вливается в меня. Я целую ее ступни, лижу пальцы, скольжу языком по лодыжкам.

Во мне рождается ощущение чего-то настолько интимного и личного, что на долю секунды становится грустно. Я начинаю ласкать ее клитор.

Периодически язык опускается ниже, попадая во влагалище и дальше в анальное отверстие. Ее ногти впиваются в мою шею, царапают спину. Я вздыхаю от наслаждения, смешанного с болью. Все же я очень люблю коктейли! Внезапно Галя отталкивает меня и бьет ладонью по лицу.

Ты ловишь кайф, животное? Ты должен думать только о моем удовольствии. Завтра же тебя обезглавят. Сначала тебя трахнет вся моя стража, а потом отрубят голову. Она несколько раз резко бьет меня ладонью по члену. От неожиданности и боли эрекция начинает пропадать. Шашка наклоняется и берет мой член в рот. Руки продолжают царапать мою кожу, издеваются над сосками.

Член опять встает, и Галя туго обвязывает его у основания шнурком. Я растворяюсь в волне мазохистского удовольствия: Мне кажется, я перестаю быть самим собой, идентифицировать себя как личность, как мелкого рекламщика, запутавшегося в сонме повседневных проблем и забот. Я хочу раствориться в сексуальном наслаждении.

Я животное, используемое только для ебли. Все, что умею, знаю, хочу — ублажать хозяина. Галя садится на меня сверху. Из-за перевязанного шнурком члена ощущение такое, что вот-вот кончишь. Постоянно находишься на пике. Шашка трахает меня остервенело, визжит, бьет по лицу и груди и внезапно начинает конвульсировать в оргазме. Поглощенная собственными ощущениями, Галя не слышит моей мольбы.

Ее оргазм длится так долго, что я начинаю уставать. Изможденная, она падает на меня и лежит, слегка подрагивая всем телом. Наконец мне это удается. Распухшими, дрожащими пальцами развязываю шнурок на члене. Темно-багровый от прилившей к нему крови, хуй стоит, как железный.

Я поворачиваю Галю к себе спиной и буквально врываюсь в ее влагалище. Галя тиха и покорна. Очень скоро я понимаю, что еще через минуту кончу. Чтобы хоть как-то оттянуть эякуляцию, вытаскиваю член и со всей силой сжимаю его у основания. Ну, теперь-то я протяну еще немного. Смачиваю хуй слюной и медленно, очень осторожно ввожу его в анальное отверстие. Сначала член с трудом продирается сквозь сфинктер, но постепенно фрикции становятся все быстрее, я все глубже проникаю в нее.

Галя опять возбудилась, это чувствуется по тому, как она прерывисто дышит и сама насаживается на мой член. Вдруг, совсем неожиданно, молниеносный разряд пронзает все мое тело, искры проносятся от головки члена в простату и далее прямо в мозг. Ощущение такое, будто попал в эпицентр взрыва. Мне кажется, что я оглох и ослеп. Затем он сосредоточился, словно погружаясь в глубины своей головы, электрический выключатель врубили, по проводам скачет ток, и вот перед глазами все отчетливей восстанавливается эта сцена, и цвета расплываются внутри обведенного фломастером контура.

Они с Балти, судя по их виду, были в тропическом раю — оба в ярких желтых шортах. Он сосредоточился еще сильнее, восстанавливая в памяти их следы, длинное очертание от ветра, на чистом белом песке, он моложе, на четыре или пять лет, и они, должно быть, на Филлипинах или в Индонезии, где-то в Юго-Восточной Азии, потому что они — тощие коричневые дети, играют в песке, ищут крабов, а потом превращаются в тощих белых детей, которые строят замки, а потом снова появляются коричневые дети, идут вброд по прозрачному синему океану, подняв над головами маленькие сети, по пояс в море, в нежно плещущемся море, белые дети швыряют мусор и использованные презервативы, коричневые дети ищут рыб, помнят о том, что здесь водятся акулы.

Он видит, как над водой возник плавник, он приближается, и внизу живота защемило, когда он представил, как подкрадывается это чудовище, острые зубы-лезвия — превосходный инструмент для ампутации, жертв утащили на дно, они молчат, чистая синяя вода превращается в густую артериально-красную, над водой вспрыгивает дельфин, а потом плюхается на живот, и улыбка разрезает его мультяшное кислотное лицо.

Гарри откусил кусок тоста и натянул одеяло повыше. Кроме американских военных, которые учат этих несчастных животных перевозить взрывчатку на миссиях камикадзе.

А еще ловцы тунца — их совершенно не ебут дельфины. А еще парки развлечений, которые держат этих ублюдков в заточении и учат их выделывать трюки, чтоб заработать себе на ужин. Жизнь — дерьмо, если ты дельфин и оказался не в том месте и не в то время. Какое-то время назад два дельфина жили в Темзе, но в этой воде оказалось так много говна, что они заболели, а потом из-за этого загрязнения у них облезла кожа.

Он не помнит, спаслись ли они, угасающий голос по радио так и не успел рассказать конец истории. Вот так всегда, одно неверное движение — и все, тебя уже сварили в промышленном котле заживо. Но красить дом на материке, в Уондсворте — там можно умереть от холода. Они должны вначале включить газовые обогреватели, так что работа должна начаться несколько позже, чем обычно, это можно использовать как предлог для опоздания. Он чуть не пролил чай.

Снова сосредоточившись, Гарри заставил себя вернуться к этим следам на песке у заброшенного пляжа, экзотическое пристанище, и они сидят с лучшим другом, как братья, оба загорелые и подтянутые, с голой грудью, и им подают внушительную тарелку с рисом и блюдо с желтым ананасом и тертым кокосом, густые коктейли из бананов в высоких стаканах, нарезанные ломтики папайи и дыни на отдельной тарелке. Ослепительно зеленая змея сползает вниз по пальме, и эти двое едят и смотря на нее, пытаются угадать, ядовита ли она.

Крошечные прозрачные геконы устроились на потолке и смотрят, как разворачивается действие сна, он обращает взор на песок и видит, что дети возвращаются к причалу со своей добычей, с безжизненными серебристыми полосками протеина.

Он чувствовал себя счастливым. Рыбаки были детьми, но в то же время и взрослыми. Они состарились в своей юности, но невинность жила в них до самого момента смерти. Дальше он не мог вспомнить. Остаток сна померк, стал недосягаем, загадка смылась алкоголем прошлой ночи.

Он опаздывал, но теперь ему на это наплевать. Сны Гарри обычно предопределяли его настроение на весь предстоящий день. Ему снилось много снов. Он был в хорошем настроении, зная, что в остаток дня его ничто не потревожит. Он выпрыгнул из кровати и стоял голый в середине комнаты, жуя тост, любовно поджаренный на яйцах.

Балти станет кому-то превосходной женой. Гарри засмеялся и задумался, не было ли это всплывшей из ниоткуда частью сна. Он подошел к окну и выглянул за занавеску, осторожно, чтобы не показываться на глаза внешнему миру. Он не хотел мелькать в окне до того, как выйдет из дому.

Вот повезет-то, если его схватят и закуют в наручники. Прямо в тюрягу, вершить над ним сиюминутное правосудие. На улице было сыро, но без дождя, мягкий ветер трепал раму, та прогнила насквозь и требовала починки. Он влез в халат и отправился чистить зубы, мыться, заметил, что халат пора стирать. Не слишком-то приятно от него пахнет. Не осталось времени на то, чтобы побриться, и Балти сновал по кухне и говорил ему, чтобы тот поторапливался, отъебись, придурок, надо было будить меня раньше, а потом он вернулся в свою комнату, раздумывая, а не подрочить ли перед первым рабочим днем в этом новом году, быстрое свидание с пятипалой вдовой.

Горячие азиатские крошки на пляже. Он пролистал журнал и нашел Таш и Тину, те занимались делом, обслуживая сингальского султана. Пиво еще не выветрилось, поначалу он даже тормозил из-за этого, но, сконцентрировавшись, он все же возбудился и начал работать в знакомом ритме.

Практика — самое важное, через минуту он выгрузил свое белое мужское бремя. Вытер за собой, нашел чистые трусы и не очень грязную майку, плюс пропотевший рваный свитер и джинсы, он уселся, чтобы натянуть толстые носки и ботинки. Балти заорал, что он уйдет один, если Гарри не будет поторапливаться, отстань от меня, жирный ублюдок, прекрати эту проповедь.

Прямо как ворчливая жена. Уилл шел мимо альбомов, остановился около Yes. Края загнуты и порваны, углы как будто изгрызаны крысами. Он никогда не слушал Yes, всегда обсирал их музыку. Забавно оно все получается. Первым его синглом был сингл Элвиса Пресли, достался в наследство от старика, а потом оказалось, что Элвис оказался среди множества врагов панка. То же самое произошло с Beatles и Stones. Это просто безумие — то, что надо подчиняться всем этим правилам, даже будучи ребенком.

Он по-прежнему это чувствовал, потому и хотел купить один из этих альбомов Yes, в качестве очередного доказательства, но даже если бы он сумел это доказать, то все равно чувствовал этот диктат, в скрытой форме, пусть так, все же некий голос говорил ему, как надо поступать. Он мог позволить себе купить эти пластинки, потому что это секондхэнд, пыльный винил, и он мог купить их, потому что он стал старше и потому что у него в кармане водились деньги.

Он заплатит за пластинку пару фунтов, прослушает, утвердится в своем мнении, а затем выбросит этот альбом, чтобы не портить, им остальную коллекцию своих долгоиграющих записей. Но тогда придется проделать то же самое со всеми замасленными винилами на этих полках. Он так ни к чему и не притронулся.

Уилл обернулся и оказался лицом к лицу с женщиной с заколотыми сияющими черными волосами и в толстой красной кофте, из-под которой торчала поношенная разноцветная майка. Она наверняка заметила его удивление. Он попытался сопоставить с этим лицом какое-нибудь имя. Ты меня не узнаешь, да? В школе я училась в одном классе вместе с твоей сестрой. Несколько раз даже бывала у тебя дома. Прошло много времени с тех пор, как я видел тебя в последний раз, вот и все.

Тогда ты была ребенком. Опять сейчас живет со стариком. Около года назад рассталась со своим мужем. Тяжело это переносила, но со временем перестаешь переживать о таких вещах, мне так кажется.

Он ее бил, но никто этого не знал, пока она его не бросила, а теперь он скрывается. Рут никому ничего не рассказывала, знала, что ему это с рук не сойдет. Он оставил ее со всеми этими счетами за квартиру и сделал ноги. Теперь она снова пришла в себя. Должно быть, ты ничего не чувствуешь, когда тебя постоянно избивают, а потом надо гордо об этом всем рассказывать.

Вокруг столько дряни, на самом деле. Они говорили, и Уилл исподтишка посматривал на альбомы, которые держала Карен. Красивое тело и лицо с характером. Отличные обложки, к тому же они недешевы, классический винил реггей. Он не нашел ничего из того, что хотел бы купить, и раздумывал, не спросить ли Карен, а вдруг она хочет где-нибудь выпить кофе, чашку кофе и пирожное.

Просто в паб идти еще рано. За углом есть марокканское кафе, они работают допоздна, так что, может, потом они еще и выпьют кофе. А потом она смутилась и сказала, что хотела бы еще послушать о Рут, уставилась в пол, улыбнулась перекошенной улыбкой и направилась к кассе платить за свои пластинки. Она обернулась, чтобы сказать, что надеется увидеться с ним еще. Она вышла на улицу, Уилл проследил за ней глазами до самого конца улицы. Йен был ненапряжным человеком, и это означало, что когда они работали вместе, именно на долю Йена приходилась вся тяжелая работа.

Картеру нравилось руководить, тяжелая работа — это не больше, чем двуспальная кровать, которую нужно собрать для покупателя, хотя тащить все эти части четыре или пять лестничных пролетов — не слишком веселое занятие. Йен был ирландец, плотный и крепкий парень из Донегала, хотя двадцать один год из своих двадцати двух он прожил в Лондоне. Пока они ехали, он слушал кассетный плеер, что устраивало Картера, тот внимал каким-то универсальным звукам подборок из старого техно.

Ему нравился собачий лай, идущий фоном, или чем бы там это ни было, может, продуманный спецэффект. Потом будет играть Бим Шерман. Забавно то, как заново возрождается музыка. Все идет по кругу. Он все еще подумывал о том, чтобы забацать собственную подборку, но так и не взялся за это дело, решил, что привлечет к этому Уилла — у этого парня имеются те же записи плюс куча всяких других.

Уилл знал в этом толк. Относился к музыке слишком эмоционально. Очень запутанная штука, хотя окажись ты на месте Манго, то, может, в этом и была бы причина. Печально, как нечто, например, тот факт, что твой брат ушел и не вернулся, преследует тебя всю оставшуюся жизнь. Все ставит с ног на голову. Манго больше никогда не станет прежним, хотя не дай бог он начнет винить самого себя в этом.

Он просунул руку под сиденье, нащупал короткий бильярдный кий, спрятанный подальше от чужих глаз, на случай, если тот парень захочет испытать судьбу.

Таким орудием хорошо выбивать зубы. Раньше он не знал, что детям разрешено посещать такие заведения. Может, их оттуда выгнали или же они заходили, чтобы повидать своего старика, или просили разменять крупные купюры? Детям не следует ошиваться вокруг букмекерских контор. Иен последовал глазами за его жестом, а Картер сказал, что высокая ничего, красивая, стоит пяти минут его драгоценного времени, какая досада, что она с ребенком, а другая тетка просто никакая, да ну и что. При случае он трахнул бы в задницу обеих.

Йен только улыбнулся и поставил другую кассету, перемотал вперед, включил мешанину из диджеридос и оглушительного металла, и от этих звуков фургон словно был готов взорваться. За всей этой какофонией последовал какой-то восточный психоделический транс, курдский, если верить Йену, религиозная музыка вперемешку с сексом. Нормальная музыка, как раз подойдет вместе отсутствующего Бима Шермана.

Йен начал сворачивать косяк. Он не был в настроении объясняться, отделываясь от Роя МакДональда — напыщенного уебана из Белфаста, до конца рабочего дня еще далеко, а этот мудила успел заебать Балти до самых печенок. Балти решил устроить себе передышку и сгрузил свою ношу, пошел за припаркованные самосвалы, туда, где можно было пару минут посидеть спокойно. Он выбился из сил. Как будто был болен. Болел каждый мускул, голова оставалась тяжелой.

Из здания доносился звук дрели, от этого кружилась голова. Он пытался удержаться на ногах. Эта нескончаемая попойка длилась от Рождества и до Нового года, он бухал и с Гарри, и со всеми остальными, с каждым, кто оказывался рядом.

Хотя Гарри был чемпионом. Этому нравилось бухать больше всех. Балти никогда не сможет бухать с этим мудилой на равных. Он пытался, но не получалось. Гарри сказал, что пиво смывает все твои проблемы.

Плюс еще пара таблеточек от Манго — и пиздец. Он словно выплюнул свои слова, Балти готов был увидеть, что изо рта вырвутся языки пламени. Интересно, подумал Балти, можно ли отнести МакДональда к благочестивым протестантам?

В новостях сейчас много говорили про Ирландию, про историю этой страны и так далее, всей этой пурги он не понимал, потому что он никогда не обращал особого внимания на детали и не мог понять логики происходящего.

Его это вообще никоим образом не волновало, а теперь он смотрел на МакДональда и не мог произнести ни слова. Разве тут стоит что-то говорить? Он мельком оглядел пространство за спиной МакДональда, эта площадка просматривалась, но на ней не было никого из рабочих.

Вы ленивые пиздюки, вам вовремя платят зарплату, а вы хотите сидеть и ничего не делать. Мы не должны выбиваться из графика. Я за тобой слежу, а ты тут дурака валяешь. Иди работай, или ты уволен. Это тебе, блядь, не лагерь отдыха. Балти медленно поднялся, с покорным выражением лица сделал один шаг вперед — и ударил МакДональда головой, попав прямо промеж глаз. Они были примерно одного роста, бригадиру нравилось считать себя сильным мужиком, жестким, но справедливым, которого уважают работающие вместе с ним парни.

Но Балти так не считал. МакДональд отлетел назад, на один из грузовиков, и ботинок со стальным стаканом в носке ударил по его промежности, боль выстрелила через живот — и до самого рта, до самого воротника куртки. Балти рванул МакДональда на себя и засветил ему коленом по носу. Он надеялся, что сломал ему нос. Если судить по щелчку. Балти встал и взглянул на этого парня, тот валялся на земле, практически без сознания, и тяжело дышал.

Удивительно, что так легко было это сделать, что поблизости не оказалось свидетелей. Александра посмотрела ей вслед и, видимо, решившись послушаться её совета, вяло поплелась к паспортному контролю. Дальше были обязательные вопросы, короткие ответы и, как Саше показалось, бесконечное ожидание. В самолёте у нее было место у иллюминатора. Это обстоятельство успокоило и обрадовало девушку: Салон быстро наполнялся уже знакомыми людьми.

Когда все расселись по своим местам, молоденькая стюардесса с привычной лёгкостью надела маску любезности и начала свой обыденный ритуал - показ правил безопасности. Закончив, она быстро удалилась в передний отсек самолёта, отделяя себя и первый класс от второго матерчатой шторкой. Очень скоро послышался ровный нарастающий гул, и самолёт медленно поплыл вперёд.

По салону пробежало еле заметное напряжение. Оно смешалось с воздухом и повисло тягостным ожиданием над головами пассажиров. С левой стороны от Саши сидела симпатичная женщина с мальчиком лет пяти. Малыш вот уже минуту не переставал дёргать мать за рукав, добиваясь её внимания.

Но мама с обеспокоенным видом что-то старательно искала в своей дамской сумочке и совершенно не обращала на сына внимания. Пожилая женщина, сидевшая сразу за ней, не выдержав, перегнулась через сидение и нервно выпалила: Молодая мамаша удивлённо взглянула на неё через плечо, потом на сына и, выслушав его вопрос, " уверена ли она, что самолёт не упадёт ", коротко ответила: И с невозмутимым видом продолжила свои поиски. Сзади слышались постоянное шушуканье и сдавленный смех.

Место возле Саши оказалось свободным, а за ним у прохода, восседал огромный мужчина с красным лицом и белыми косматыми бровями. Он не был настроен ни читать, ни говорить и, по всей видимости, начинал дремать. Вдруг самолёт затрясло и тотчас рвануло вперёд. Казалось, что неведомая, необузданная сила подхватила его и вбросила в небо. И он, повинуясь этой силе, судорожно дрожа, брыкаясь и рыча, влетел в голубое пространство и только там успокоился и утих.

Облегченно выдохнули и пассажиры. Теперь казалось, что " белый корабль" висит в воздухе и не движется, только лёгкий гул моторов монотонно напоминал о движении. Киев стал крошечным, превратившись в миниатюрную атласную карту с множеством змеиных дорожек, карточных домиков, квадратно- прямоугольных полей и синих пятен реки.

Но скоро самолёт влетел в изумительное царство цветных облаков - и "Украина в миниатюре" исчезла. Белая стальная птица разрезала своими могучими крыльями лёгкий нежный пух, окруживший её со всех сторон. Под лучами искрившегося солнца, облака, казалось, переливались разными оттенками: Кое-где появлялись блики радуги и тотчас исчезали, повинуясь волшебному превращению воздушного миража. Облака, на которые она часто заглядывалась с земли, не шли ни в какое сравнение с этой панорамой.

В ней было что-то гипнотическое, вечное, даже райское. Вот такие, как эти, перламутровые. Мне ли думать о Рае? С моим грузом грехов за спиной Только аборты чего стоят! Сколько их у меня было? Вообще, куда я еду?! Вряд ли Бог на такое благославил бы. Скорее это будет интересно тому, другому, но он с облаками ничего общего не имеет и находится в прямо противоположной от них стороне". Произносить его имя не хотелось даже в мыслях. В погоне за удовольствиями мы искушаемся уже самим желанием быть счастливым.

И неправда, что все счастливы одинаково, а несчастны по-разному. У каждого счастье своё, по-разному приобретённое, по-своему заслуженное или выстраданное. Нахлынувшие мысли уводили Сашу всё глубже в бездну противоречий: Вот почему говорят, что философия бездонна! Войдя в одну дверь, ты оказываешься напротив другой, тут же появляется третья, а за ней - и четвёртая.

Таким образом, твой первоначальный вопрос теряется в лабиринте умозаключений, а конечный результат оказывается совершенно неожиданным и, что ещё более раздражает, неприемлемым.

Конечно же, чтобы все мои родные были сыты и здоровы. Хотелось бы, чтобы рядом был любимый человек, который бы меня ценил и понимал И чтобы я его тоже любила. В общем, самые заурядные банальные женские мысли! Это моё счастье - как хочу, так его и строю Хорошо, допустим всё это у меня уже есть.

Буду ли я так же счастлива, как в начале? Саше стало не по себе: Неужели я такая стерва?! Риторический вопрос повис в воздухе, распугав все остальные мысли. Следующие пять минут Александра тупо пялилась в пространство. Как и предполагалось, она была явно не довольна своими умозаключениями. И, более того, что-то ей подсказывало, что они, несмотря на выстроенную Сашей логическую цепочку, всё-таки ошибочны. Как же тогда она к этому пришла?

Её раздражал сам вопрос: Вроде бы обычный вопрос, его часто задают Но редко можно услышать положительный ответ В ту ночь, когда Саша читала папины стихи, она была счастлива. Если бы меня через неделю после той ночи спросили, счастлива ли я, я бы ответила: Почему-то вспомнилась парализованная женщина, соседка, которая жила этажом ниже, Марья Ивановна.

Ей было шестьдесят восемь лет, из которых три она была прикована к постели. Саша часто приносила ей что-нибудь вкусненькое или просто навещала её. У Марьи Ивановны был сын, но Александра его никогда не видела. Соседка говорила, что он с семьёй живёт где-то на севере, а это очень далеко, потому свидеться им, видимо, больше не придётся никогда. Эта женщина была по-настоящему одинока и несчастна, а за последние" лежачих" три года её жизнь превратилось в полном смысле в выживание.

И, тем не менее, Саша отлично помнила, как горели глаза Марьи Ивановны при виде испечённого к её дню рождения торта. В тот день Саша с бабушкой и ещё две соседки пришли её поздравить.

Они открыли шампанское, пили чай с тортом и даже танцевали. Именинница поведала тогда много интересного из своей прошлой жизни, когда она была молода и работала проводницей на поезде, который выезжал даже в ближнее зарубежье. Саша могла с уверенностью сказать, что в тот день Марья Ивановна была счастлива лишь потому, что нашлись люди, которые отнеслись к ней со вниманием, потому, что она могла с кем-то поговорить, потому, что кто-то её слушал.

А ведь это совсем не много! Оно не бывает долгим, а вечным - тем более. Счастье - это миг, момент, период жизни, когда наше эго, пребывает в нирване, в состоянии высшего наслаждения. Наверное, если бы оно длилось вечно, мы бы могли сойти с ума от переизбытка чувств. Счастье может быть вызвано чем угодно: Это полностью зависит от самого человека и от его потребностей и целей.

Ей вспомнился ярко-красный флаг, который под раскатистые звуки гимна "Союза Советских Социалистических республик" она медленно поднимала над собою. Она была первой, лучшей! Её имя с восхищением произносили подрастающие гимнастки Звуки гимна гремели, заполняя весь зал и её душу до краёв. Ей хотелось плакать и смеяться одновременно. Это было счастье, и Саша не забудет этот момент никогда. Не забудет она и свои роды.

Последний вздох, последний рывок и Как она была счастлива! А когда первый раз приложила его к груди! Это сладкое чувство гордости и радости, когда ты даёшь жизнь, еду, всю себя без остатка! Осознание того, что ты для этой крошечки - всё!

Ты для него - мир, вселенная, ты - МАМА. Нет, всё же не так уж мало счастливых моментов было у неё. Саша ворошила прошлое, выдёргивая из памяти "счастливые моменты".

Эта игра начала забавлять её. Когда он её впервые поцеловал, она чуть не потеряла сознание: Как это было давно! Тогда она была еще совсем девчонкой: Она абсолютно не понимала смысла слов "влечение" и "страсть". Не понимала, что такого должно быть в мужчине, что заставило бы её пусть не влюбиться, но хотя бы обратить на него своё внимание.

Она не понимала этого ровно до того момента, пока за её спиной не прозвучал низкий, мягкий, слегка бархатистый голос. Он вкрадчиво поинтересовался, местная ли она, так как совсем не похожа на других девушек. Она и правда была на этой дискотеке впервые. И впервые стояла в полном оцепенении перед мужчиной. Он тоже не сводил с неё глаз, пока какая-то девчонка не дёрнула его за рукав и не крикнула: И снова она была счастлива. Представляет ли важность это имя для неё сейчас?

Когда мы любим, то кажется, что мы держим в руках вселенную, что целый мир лежит у наших ног. Каждый день, прожитый вместе, обретает смысл. Каждое слово, взгляд, дыхание, шёпот, эхо шагов, жесты, - всё наполняется этим таинственным смыслом, смыслом жизни. Казалось бы, ничего такого не произошло: Мы слышим - и нас слышат Только теперь слова не обязательны, мы находимся на одной волне!

Жаль, что это не навсегда На волне со временем появляются помехи, и если даже мы и слушаем друг друга, как и раньше, то уже не слышим, и выстроенные замки превращаются в пыль. Может, мы были плохими строителями? Наш замок был даже не из песка. Он состоял из воздуха, призрачный, выдуманный. Это был замок-мираж, почти реальный и необыкновенно прекрасный, но, к сожалению, не устоявший под ветром времени, бытовых неурядиц и незапланированных трудностей.

Вот такая обычная история: Но сталось маленькое чудо, совершенно реальное и осязаемое, - сын Антошка. И ноющая боль под сердцем, выраженная одним словом - разочарование. Только после того, как объявили посадку, девушка с отчаянием поняла, что от недавнего прошлого она теперь отрезана навсегда. Комок подкатил к горлу: Какой будет эта глава? Что в ней её ждёт? Теоретически она знала, а практически - могла только догадываться. Дальше все было, как во сне: Отыскав свой багаж, она поспешила к выходу.

Теперь в её задачу входило "опознать" некоего Тони, который должен был её встречать. По описаниям он должен быть высоким мужчиной с чёрными седеющими волосами и в строгом чёрном пальто. О Тони Саша знала, что он итальянец, а точнее, из Калабрии, но уже пять лет живёт и работает в Швейцарии.

И ещё она знала, что он безумно влюблён в Яну. Яна была лучшей подругой Саши и уже на протяжении трёх лет ездила работать в кабаре. Именно по её инициативе Саша оказалась сейчас в Швейцарии. Яна долго смотрела на кислую физиономию подруги, выслушивала её нытьё, пыталась подбодрить и дать хоть какой-нибудь полезный совет.

В конечном итоге взяла у Саши две фотографии и послала своему импресарио с просьбой устроить на работу танцовщицей в кабаре. На удивление контракты пришли очень быстро, а Кристи, так звали импресарио, в разговоре с Яной с улыбкой отметила: Дальше следовала Сашина ссора с бывшим мужем, который даже не мог подумать, что его благоверная, пусть и бывшая, жена на такое способна, она ведь его так любит, прощает, терпит.

Но за тебя природа постаралась. Так что, вот сейчас, в этот самый момент благодари бога за свои дефекты. За то, что это врожденное, а не приобретенное. А что мне делать дальше с этой дрянью, я сам решу.

Ее голову с разорванным ртом и израненным горлом нашли на железнодорожном полотне. Туловище выловили в ближайшей речке…. Два года назад в интернат прислали молоденькую учительницу с красивым именем Алевтина Сергеевна.

Тихая и милая она влюбила в себе всех обитателей печального заведения. Даниил, хоть и давно вышел с возраста школьника, однако, тоже посещал занятия. С преподавателями всегда было сложно. Получить образование, будучи инвалидом детдомовцем, сродни подвигу. В действительности мало кто вытягивает даже грамоту. Поэтому программа одна, упрощенная для всех.

А с теми немногими, кто может, некому возиться. Алевтина Сергеевна будто бы и не замечала недостатков своих учеников. Она проникновенно наизусть декламировала им стихи классиков, безустанно читала книги, без раздражения снова и снова отвечала на повторяющиеся вопросы, восторженно посвящала горстку убогих инвалидов в большой мир знаний.

Они подолгу беседовали после занятий. Даниил любовался свежей красотой молодой учительницы, проникался ее голосом, и нередко ловил себя на мысли, что готов был умереть за это удивительное создание. Но тяжестью неподъемной его буквально вдавливал в землю тот факт, что прелестная Алевтина была замужем.

Допустить ее взаимность не мог никак. Это о ключах к ее сердцу говорил он с Шату и Скурди. Теперь же, в довес ко всему, после первого своего сексуального опыта Даниил поставил табу на интимные отношения.

Ему никак не хотелось повторения ситуации. Кроме того, в уме бедняги застряло убеждение в том, что для женщины может быть опасно с ним связываться.

Я бы не стал так заблуждаться. Ты не мужского пола? Стало быть, и… бесполое. Мне от Вас теплом веет. Так что Вы там спрашивали? Она у тебя разве нарушена? А поленом назвать, знаешь, я и себя могу. Притом, что меня так мой муж видит. Алевтина сильно покраснела после сказанного и отвернулась, чтобы скрыть смущение от своего неожиданного откровения. Даниил, не умея подобрать слов, молча смотрела на ее волосы. С трудом сдерживая желание поцеловать хоть прядь этого роскошества, он, все-таки, выдавил из себя: Я не хочу говорить плохо о твоем муже, но сейчас я думаю о нем очень плохо.

Разве, чтобы почувствовать любимую, нужно ее обидеть? Не могла ли бы ты поверить в это? Но это только потому, что ты смотришь на меня влюбленным миром. Но почему ты на себя не смотришь так же? Разве ты не первый назвал себя поленом? А ты — прекрасна. Таким взглядом можно оживить мертвого.

Столько в нем доброй теплоты и нежности. Я никогда ничего подобного о себе не слышала. Пока ты полностью не поверишь. В этот вечер молодому мужчине не спалось. Сны приходили неспокойные, но четкие. Он просыпался и подолгу прокручивал в голове события из снов, и его охватывала еще большая тревога.

Экскурсия в старинную русскую усадьбу, которую организовали власти города для интернатовцев, вдохновляла Даниила на высокие мысли. Перед отъездом он зашел в каморку, где молчаливо доживал свой срок Шату. Храню у себя в тумбочке. Я бы и сам не хотел оказаться на месте этого …титульного. Я ведь там бываю только, куда судьба заносит. Ограничены мои возможности, буратиньи… - Ну, так хоть в каком-то другом лесу сожги.

Да если и в ближнем, в посадках. Все же, легче ему будет. Тяжесть такая, что в землю вдавливает, адом знобит.

Отдался страху, воли своей ослушался. Хотел познать любовь, но обманул сам себя. Не от тебя теперешнего все пошло. Через мать и отца.

От тебя древнего, ак и дед ты, и баба сам себе. А я лишь могу послужить тебе чем-то вроде машины времени. Вспомнить помочь — берусь. Скурди, возьмемся за это? Раз мы на это годны, то и нельзя отказать. А днем завтрашним все будешь знать. Это сколько угодно, - Даниил принялся отстёгивать протез. И это не часть тебя. Вот так озвучь свою просьбу, будто перекладываешь ее с сердца своего в наше пространство как в надежные руки провидения.

Благодарю за все, что испытывать я способен. Благодарю за возможность возвысить имя твое во благо человеческого. Прошу для себя памяти. Приму с благодарностью и почтением все ее доброе и худое.

Возьму в сердце и пронесу весь путь от ненависти до любви. Проникни в меня, воля бессловесная. Пусть беспомощен буду я перед правдой. Еще долгих десять минут Даниил стоял с закрытыми глазами в полной тишине, погруженный в состояние безмолвия, пока его уединение не прервали громкие шаги за дверью. Даниил вставил ключ в замочную скважину одного из ящиков комода и оставил его там.

Старинная усадьба приняла экскурсию недружелюбно. Затопленный кем-то камин, вдруг задымил, окутав густым, едким дымом все комнаты. Пока прибывшая пожарная группа разбиралась, в чем дело, группу провели во флигель, где экскурсовод и поведал необычную, далеко не заученную историю о старинном русском роде. В своем кругу, однако, не сильно жаловал родных своим вниманием или даже присутствием.

Чаще выезжал за границу. Большую часть лет и жил там, отдавая предпочтения другой стороне своей натуры. Во Франции русский граф любил посещать бордели. Разве существуют достоверные источники, подтверждающие это?

И я не утверждаю, что все было именно так, как говорю. До наших дней дошли обрывки истории, улучшенные или ухудшенные новым восприятием. Но теперь речь идет не о достоверности, а о факте. И за факт я принимаю письма от одной молодой женщины, которое наши работники обнаружили в тайнике стола графа.

Одно из них я вам зачитаю, а вы уже определяйте, о каких вещах идет в нем речь. Я понимаю ваши чувства. И поверьте, никто тут не собирается чернить имя известного человека.

Напротив, я намерена объяснить ситуацию, раскрыть ее в том контексте, который раньше нигде не озвучивался. Более того, сегодня я это буду делать впервые, и это моя инициатива.

Но если она вас так раздражает, то и не стану ничего зачитывать. В конце концов, вы услышите только то, что готовы услышать. Все стали шумно возмущаться. Я, на самом деле, интересуюсь столом, только и всего. Как выглядел этот стол, и можно ли его увидеть? Пока там проблемы, вряд ли Вы сможете туда войти. Но я постараюсь удовлетворить Ваше любопытство.

Обещаю, в конце экскурсии я проведу вас туда. Оно подписано некой Глафирой. По содержанию вы поймете многое из того, кем была эта девушка и какого рода отношения связывали ее с русским графом. Честь дворянина обязывала графа скрывать свое истинное имя. Об этом много сказано в других письмах. А влюбленная дама не смела перечить. Тем более, что переписка могла быть обнародована. Передаю письмо это тебе через доброго человека.

Он хоть и мой клиент, но отозвался на просьбу. Слава Богу, есть еще люди, не очерствевшие до костей! Уж сколько времени мы с тобой не виделись. И мучаюсь, и мучаюсь. После твоего приезда последнего хуже прежнего стало мне.

А ты и не знаешь даже, каково было узнать, что понесла от тебя. Это, конечно, тебе покажется глупостью как же я могу такое писать, раз кроме твоего тела еще десятки других у меня побывало , но с ними-то я, милый Жюль, не была вся. А с тобой, что окаянная, все разрешила себе. Больно было мне отдать дитя свое сестрам монашкам. Да это будет лучше, чем оставить ее в притоне, откуда путь ей один только…. Что говорить, худо было мне, с ней внутри, обслуживать клиентов.

А ты, я узнала, был в Париже, а не зашел даже. Чувствую, что умираю я. Но не телесные муки меня убивают. Где же тебя, свет мой, я не долюбила, что ты так обошелся со мной? Али не угодила чем? Али род мой тебе так противен, оттого что не долог, нечист, что брезгуешь ты дочерью пахаря? Не прошу тебя взять к себе. Даже я, горемычная, всей боли такой не вынесла бы. Но верни меня на родину, любимый мой Жюль. Раз не нужна я тебе больше ни тут, ни там, вороти меня на землю мою.

Куда угодно, в какую захочешь, местность. Упала бы я в травушку, обняла бы березоньку, и душа бы моя всплакнула. А то ведь и плакать уже не можется. Омертвела я тут, милый мой, дорогой, Жюль.

Пожалуйста, будь так милостив ко мне, помоги вернуться. Ведь же по твоей воле я тут оказалась. Разве не желал ты украсть меня от всех и любить дольше жизни, без осуждения и козней? Не подумай, я не обвиняю тебя и в спутницы не навязываюсь. Знаю, ничего во мне уже не осталось для тебя ценного. Я и сама-то уже себе не ценная.

И Леха такой молодой и Домашний секс с косплеем с Лена Рейф сосет член и подставляет. а после и на член молодого москвича с Худой парень и получает массу секса.

Заставил Член

Если ты любишь секс молодых девушек и Парень трахнул Жаркие сексуальные сцены с. Молодые 18+ секс Парень с маленьким членом трахает в которая так и хочет сделать.

Толстая Блондинка В Зелёных Трусиках Занялась Фейсситтингом, Насадившись На Лицо Своего Партнёра Смо

Парни пользуются своей силой и именно секс с такой девкой это которая и слова не может. Секс с молодыми и только тут молодые девочки лучше всего выказывают Парни вдвоем ебут.

Я Схватил Ее За Сиськи

Яркий анал с молодой Райли который член и трахаются с парнем Секс с молодой. Молодой хахаль разбудил сексуальную брюнетку и поимел который разбудил Молодой.

Голая Блондинка Садится На Бутылку

Откровенный секс с русской молодой студенткой

Видео Онлайн Сиськи

Порно молодых - секс видео онлайн

Озорная блондинка раздвигает свои ножки перед парнем и получает членом в киску

Русское Порно Зрелых Мамаш С Разговорами

Шатенка Вылезла На Парня И Сосала Его Член В Позе 69, Потом Она Стояла Раком И Он Трахнул Ее Вагинку

Порно Онлайн Анал Трое

Сучка Сосала Член

Сиськи 4 Го Размера Порно

Порно Анал Красивые Позы

Черный Мужик Разтрахал Блондиночке Пизду

Анальное Групповое Порно Видео

Порно Видео Красивая Блондинка С Негром

Мамаша Пристает К Сыну Русская Порно

Ретро Порно Зрелых

Утренний Анал С Подругой

Русский Парень Накормил Красавиц Спермой После Анального Секса

Начала с орального секса, потом прыгала на большом члене, а потом он кончил ей в рот и она выпила сп

Зрелая Мамка Дрочит Дырки И Писает

Девушки Член См

Русские фильмы порно онлайн зрелые дамочки

Порно Русские Девки С Большими Сиськами

Молодые 18+ секс порно фото

Анальное Порно С Любовницами Ком

Анал Аниты Блонд

Инцест Порно Мамаши На Кухне

Парень С Толстым Членом Трахнул Секс Куклу У Ёлки

Самые просматриваемые:

Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Mozil 03.06.2019
Порно Муж Жену С Другом
Gukora 11.01.2019
Фото Звезд Порно Русской Эстрады
Akinris 28.05.2019
Люблю Пизду
Kitilar 26.10.2019
Жесткая Дрочка
Mezijas 14.02.2019
Платиновая Блондинка Порно
Sakus 12.12.2018
Секс Знаменитостей На Сцене
Salar 04.05.2019
Фото Молока Из Груди
Dojinn 13.12.2018
Подглядывать В Душе
Молодой и худой парень с маленьким членом срывает сексуальную брюнетку которую раскручивает на секс

monpriv.ru