monpriv.ru
Категории
» » Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

Найди партнёра для секса в своем городе!

Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен
Лучшее
От: Shakagis
Категория: Сиськи
Добавлено: 05.11.2019
Просмотров: 6219
Поделиться:
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

Порно На Публике Большие Сиськи

Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

Порно Анал С Русскими Шлюхами

Лысый паренёк и две смуглые девицы с пышными сиськами, организовывают страстную оргию смотреть

Брюнетка Одела Презерватив На Член Своего Парня, А Потом Он Имел Ее Дырочки В Позе Раком На Большой

На Западе феномен поколенческой идентификации ощущается предельно остро. Запад имеет в запасниках сексуальную революцию, хиппи, год — совсем не российские явления.

Представители старших поколений пытаются осознать свое время, осмыслить себя-случившихся. В общем виде конфликт отцов и детей выглядит примерно так: Уж тогда-то они оставят в мире свой след, и сделают они это так, что никому мало не покажется — широкоэкранно, полномасштабно, грандиозно, по-голливудски.

Глядя на детей, отцы вспоминают ушедшую молодость. И сквозь сентиментальные слезы орут: Культура традиционно решала возрастные противоречия, намекая на то, что конфликт, безусловно, наличествует, но пройдут годы, и юноша-страстотерпец непременно превратится в подобие своего отца, станет таким же раздражительным брюзгой, как и его родитель. Вспомним хороший, но архаичный по идеям фильм К. В конце XX века стало понятно: Для этого утверждения есть вполне объективные предпосылки.

Одно из основных заблуждений современности заключается в том, что мы мыслим категориями постиндустриального общества, а живем в эпоху сервисных технологий, когда комплекс проблем социальных, геополитических, психологических и т.

Современный мир включает в себя многообразный ассортимент услуг — от простейших шопинг, мобильная связь, электронные переводы денег до сложнейших комплексов типа космических и военных разработок. В совокупности все это отличает современное общество от вчерашнего, условно постиндустриального. В научном сознании конца ХХ века постепенно выкристаллизовалась и была доказана мысль, что дети, достигнув возраста своих родителей, думают, чувствуют, совершают поступки совершенно иначе, принципиально не так, как отцы.

Они исповедуют качественно другую систему ценностей. Ученые выстроили концепцию поколений и теорию смены поколений. В кратком виде она выглядит примерно так:. Можно, конечно, обратиться к литературным построениям В. Коупленда о поколении Х и проч.

Один из ведущих представителей молчаливого поколения Сол Беллоу рассматривает беби-бумеров: Недоумение Беллоу объясняется Роменом Гари: Когда американцы полетели на Луну, все кричали, что начинается новая эра. Ошибка — эра просто закончилась.

Постарались осуществить мечты Жюля Верна: Литературные представители молчаливого поколения Запада способны наполнить хичкоковскими нюансами даже беседу о расписании поездов, но в чем им не откажешь, так это в отменной самоиронии: Герой Скотта Туроу размышляет о своем поколении — поколении беби-бумеров: Убытки подсчитали, и ущерб давно ликвидирован.

И все же кое-что от той эпохи досталось в наследство последующим поколениям. Прежде всего молодежный стиль, мода на молодость. Она выражается во многом: И дети нам были нужны скорее как союзники в этом деле. Таким образом, шестидесятые стали девяностыми, связанными вместе мотивом обожания детей.

Пришло распевание мантр, ушел христианский катехизис, а непрерывный бой ритуальных барабанов стал желаннее любой из глупых органных месс Баха. Жизнь протекала под лозунгом: Героиня Йена Пирса с печалью рассматривает наследников: Что их жизнь по сравнению с нашей? Куда ни пойди, всюду одинаковые заведения быстрой еды, которые, кажется, придумали в Канзасе и теперь распространили по миру.

Во времена моей молодости все стоило невероятно дешево, найти работу легко, а заграница была настоящей заграницей. И люди были доверчивыми. Ведь теперь редко в церквах нет видеокамер. Наблюдают, как вы совершаете коленопреклонение, на всякий случай. Я рада, что провела молодость в период, когда цивилизация достигла высшей точки развития. Мне, разумеется, не удается досидеть до конца этого спектакля, но, уходя, я не стану сожалеть, что упускаю что-то интересное.

Разве только… Да, с конца пятидесятых до конца шестидесятых жизнь была восхитительной. После такого пассажа героиня должна засмеяться смехом, у которого нет возраста, и поправить бретельку лифчика, как это сегодня модно у девочек-подростков, и добавить: Ситуация с конфликтом поколений в отечественной культуре несколько иная. В прошлое канули сетования писателей-деревенщиков о дурной необратимости города и прогресса. Так или иначе, молодежь покусывает принципы стариков, которые устало огрызаются.

Любая четкая классификация полевого материала предельно обобщает явления реальности, мифологизирует их, поэтому на долю исследователя выпадает задача работать с мифами, не учитывающими общий объем анализируемых социально-поколенческих текстов, включающих часто поверхностное и игнорирующих концептуально значимые явления.

Западные модели, портретирующие конфликт поколений, не совсем корректны для освоения и описания отечественного материала, отмеченного специфическими конфигурациями. Например, социальная и культурная картина поколений, нарисованная плакатным пером Советского Союза и размашистой кистью России последних десятилетий, отличается от ситуации, сформировавшейся на Западе. В этом смысле мировая классификация применительно к российским реалиям грешит очевидным игнорированием домашних российских катастроф.

К ситуации в нашей стране схема, предложенная западными социологами, неприменима в силу множества причин, связанных, прежде всего, с отличиями исторического процесса. То, что на Западе именуется молчаливым поколением, у нас правильнее было бы назвать поколением победителей.

Рожденные в — годы прошли войну, победили фашизм. Следующее поколение, так называемые шестидесятники неоднородная по возрасту страта объединяет людей —х годов рождения, чья юность и зрелость пришлись на е , тоже в определенной мере ощущали себя победителями — на их молодость выпали переломные моменты нашей истории: На развалинах культа Сталина они основали свой культ победителей.

Однако в этом процессе они сыграли вспомогательную роль озвучивателей того, что происходило в рамках дозволенного. Поэтому в той же системе классификационной приблизительности их можно назвать бета-победителями. Очевидно, что номинация беби-бумеров не менее метафорически условна, хотя в нашей стране она отмечена очевидной целостностью.

К примеру, на Западе история беби-бумеров включает май года, движение хиппи, социальный взрыв популярности рок-культуры, интенсивные эксперименты с наркотиками с целью расширения сознания и т.

В Советском Союзе было не до психоделики и молодежных протестов. Поколение покорно следовало по указанной партией стезе. Невозможно описать точные возрастные рамки поколений, их границы подвижны. Поколение Х, к примеру, следует дробить на тех, чье детство прошло в Советском Союзе, и на тех, кто воспитывался в перестроечные времена. Старшие представители поколения Х тяготеют к социокультурным тенденциям беби-бумеров, младшие близки к поколению Y. Соответственно, в отечественной реальности стыки между поколениями размываются на 5—6 лет.

Еще одно немаловажное замечание. Эмблемы успешного мира обитания со временем меняют лишь технологические параметры: Данные представители поколения Y мало отличаются от своих отцов и демонстрируют эффективные по стойкости и убедительности формы межпоколенческой кооперации. Подобные способы организации взаимоотношений между эпохами вполне достаточны для совместного добывания корма и благ, но они недостаточны для производства новых моделей вживания в изменяющийся мир.

При этом, следует отметить, указанной аграрно-ремесленной психологии и соответствующего образа жизни оказывается вполне достаточно, чтобы строить крепкий быт, невзирая на ветры перемен. После Второй мировой войны стартовал бум рождаемости, который длился почти 20 лет. Сейчас самые старшие из беби-бумеров отправляются на заслуженный отдых. В послевоенное время благодаря изменениям в структуре обществ и научно-технической революции, произошедшей в сфере социальных услуг, разрыв между поколениями стал необратимым.

Раньше авторитет отца базировался на обретенном опыте, теперь ребенок мог возразить: В последние десятилетия создалась уникальная ситуация, она отлична от предшествующей истории человечества и пресекает какую-либо попытку отождествить поколения, связать их идеей преемственности. Новые поколения приходят в мир, в котором уже не действуют стандарты предшествующих поколений.

Говоря о современности, необходимо начать с действующих социальных игроков. Сразу же напрашивается оговорка: Поколение Х им сейчас от 30 до 50 лет родилось в Советском Союзе. Еще раз следует сделать необходимую поправку: Игреки те, кому сейчас 17—25 в разных странах более похожи друг на друга, чем представители поколения Икс.

Они читают одни и те же книжки, и фильмы у них, и комиксы те же, и гаджеты. Между отечественными старшими и младшими Иксами обнаруживается коммуникативный зазор, связанный, прежде всего, с политическими обстоятельствами и соответственно с процессом социализации. Старшие представители поколения Х учились в школе, были октябрятами-пионерами-комсомольцами, поступали в институт, работали по распределению, потихонечку делали карьеру.

Многие вступили в партию, добивались тех или иных профессиональных результатов к 35—40 годам. Младшие Иксы активно включились в товарно-денежные отношения. Если старшие представители поколения Х на первое место ставили работу, вознаграждение и социальный результат, младших прежде всего интересуют индивидуальный успех. В этом смысле они ближе к Игрекам. У поколения Х было модно рассуждать, что работа — это способ самовыражения, который должен приносить удовольствие, дурно работать только ради денег.

Младшим Х и Y требуется работа отчасти интересная, но с большой зарплатой. Кому не помнится похвальба поколения Х о том, что некто получил два или три высших образования. Поколение Х любило учиться. За счет государства любило получать знания, искать себя.

Советский Союз предоставлял для этого все возможности. Сегодня поколение Y любит получать образование, которое нужно для исполнения конкретной работы. Вузы Советского Союза давали образование, избыточное, отчасти идеологизированное, но системное.

Большая часть современных российских вузов вместо образования выдает дипломы. Знания в Советском Союзе были возведены в степень культа. Библиотеки украшали наивные просветительские афоризмы: Люди читали книжки, толстые журналы, продолжали развиваться с той или иной степенью добросовестности.

Они посмеивались над идеологическими клише, но так или иначе святые аспекты истории, пусть и задействованные идеологией великие победы, подвиги старшего поколения воспринимались как очевидные. К примеру, строительный бум х — массовое прощание советских семей с коммуналками и переезд в отдельные квартиры — повлек за собой обострение непонимания между поколениями. В коммуналке казалось, что неприятелями являются соседи, в отдельной квартире обозначился новый расклад вражеских сил — среди близких, родственных душ, которых еще недавно объединяла борьба с соседями.

Мифы эти — воспоминания о патриархальном укладе жизни, который, как показывает реальность, хорош в качестве идеала и неприемлем в конкретной цивилизационной жизненной практике. Следующий всплеск конфликта выпал на е. В году В. Отчетливо звучит мотив социально-психологического противостояния поколению бета-победителей.

Подростки попытались выйти из роли статистов предлагаемой старшими утопии и уподобились разгребателям грязи. И в то же время наследственной. Авторитарный дизайн книжного поколения беби-бумеров мало меняется со временем. Договороспособность беби и старших Иксов с современностью невелика, они продолжают жить в режиме идеи первенства книжной буквы и приоритетности содержательности над изображением. Старшие Иксы — последнее поколение, воспитанное книжной культурой.

Визуалы Игреки и Зеты с молоком времени впитали первичность Голливуда и Интернета. Младшие Иксы и Игреки формировались не то чтобы в идеологическом вакууме, но в неразберихе поиска национальной идеи. Из экспериментальных программ по литературе они узнали, что главными художниками слова были Ахматова — Булгаков — Цветаева — Мандельштам, а Горький — Симонов — Фадеев — Шолохов — не более чем дурные стилисты и конъюнктурщики.

Играющие в модные идеи школьные историки поведали, что никакого татаро-монгольского ига не было, как и Куликовской битвы, как и секса в Советском Союзе, а наличествовали лишь Сталин и лагеря. Все это и многое другое привело к идеологической неангажированности, лабильности поколения Y, более того, сформировало предрасположенность к определенному релятивизму — приятию самых разнообразных идей, которые симпатичны индивидуалистической концепции мира.

Их отцы — Иксы — тоже были по-своему индивидуалистами, но их головы были систематизированы идеологией и обильно прочитанными книжками. Поколение Y, напротив, отличается пониженной любовью к печатному слову, повышенными претензиями к обществу, невысокой степенью адаптивности. Не оговорить вклад ТВ в воспитание поколений было бы непростительно. На формирование вкусов и предпочтений поколения Y большое влияние оказало именно изменение формата телевещания.

Западные клипы стали ведущими воспитательными и вкусопрививающими жанрами. Именно они сняли эсхатологический страх ожидания грядущего, привили мысль о том, что завтрашний день, которым с детства их пугали, настраивая на мысль о вероятной войне, придет праздничной картинкой с людьми, поющими по-английски.

Экзотика праздника плюс чужой язык сняли боязнь перед грядущим, обозначили пути эмансипации молодых людей от мира предшественников.

Индивидуалисты поколения Х были воспитаны в идеалах непременного и обязательного справедливого вознаграждения за труд. Облученный физик-максималист в их книжках и фильмах перед смертью всегда получал в награду девушку, и об импотенции ученого-дерзателя, не говоря уже о смерти, как-то не думалось. У поколения Y сформировались иные приоритеты и герои. Мало уже получить девушку. Нужен еще чемодан с наличными. Голливудская и постсоветская кооперативная культура сделали свое дело.

Современная корпоративная культура высоких технологий ставит планку очень высоко. Мир не нуждается в обреченном героизме одиночек. Игреки не сравниваются друг с другом. Они сравниваются с абсолютными критериями профессионализма. Поколение Х знало, чего оно стоит, двигалось по профессии медленно, с надрывом, поступательно, думая о великих свершениях.

Показательна история Вавилена Татарского — героя романа В. Он, как мог, пытался жить в своей стране и по возможности быть ее гражданином, но ничего не вышло. Поколение Y, обладая минимальным опытом, неадекватно оценивает свою стоимость на рынке труда. Следует отметить, что именно это поколение приучило российского работодателя считаться с требованиями персонала. Поколение Y легко меняет место работы, мотивируемое рекламой, известностью работодателя, возможностью начать работу, не имея опыта, и получить быстрое обучение и вознаграждение.

Не случайна популярность среди поколения глобальных систем быстрого питания и операторов связи. Форматы работы поколения Х иные. Они заинтересованы в развитии дела, связывая с ним свое вознаграждение. Они неважные пользователи, но вынужденно более креативны. В этой характеристике отсутствует какой-либо намек на идеализацию поколения. Поколение Х стояло у истоков создания как сетей, так и многих корпораций, поэтому они не хотят и не могут ограничиваться статусом пользователей.

Иная причина — естественная возрастная утомляемость поколения Х и верность воспитанным с детства идеалам: Игреки успешны в качестве исполнителей и проводников тех или иных идей, они работают на целевую аудиторию своих ровесников, продвигая продукты и услуги компании. Теория поколений с точки зрения бизнеса стала насущной практикой. Сегодня устарели критерии, которые успешно применяли в отношении предыдущих поколений.

Поколение X, воспитанное на социальной философии беби-бумеров, еще допускало то, что хотя бы некоторые из полученных знаний пригодятся. Игреки проявляют интерес лишь к овладеванию теми квалификациями, которые приносят быстрые дивиденды. Молодые люди не любят читать книги, но они умеют потреблять огромные массивы информации из Интернета. Блогеры из поколения Y изменили информационную картину общества.

Количество источников, из которых поступает информация, бесчисленны. Когда миллион вещает миллионам, манипулировать общественным мнением гораздо сложнее. Сегодня Иксы выступают коучами, тренерами, наставниками Игреков. Одной из границ, разделяющих поколения, стало общение со средствами коммуникации.

Возьмем, казалось бы, самый простенький на сегодня инструмент — телефон. Психологи заметили, что практика общения с мобильным телефоном у поколений принципиально различается.

Игреки родились в эпоху, когда трубка или Интернет стали привычным средством общения. Не случайно перебои со связью воспринимаются ими чрезвычайно остро, они испытывают дискомфорт отключения от привычной среды обитания. А вот поведенческая модель Иксов основана на воспитанной в них идее заменяемости. Если, к примеру, они оказываются вне зоны доступа, они могут любоваться природой, вести беседу, читать книжку.

Конечно же могут впасть в панику Иксы, для которых коммуникация является средством профессионального общения. Но тенденция, в общем, такова. Отличий наберется немало, а вот в чем поколения Х и Y близки, так это в денежной мотивации. Под уровнем мотивации понимается статистическая характеристика, определяющая, в какой степени этот мотив способен оказать определяющее влияние на выбор. Факторов, влияющих на эту статистику, много. Но главными для молодежи, безусловно, являются самоутверждение через достижение определенного материального достатка и создание базы самостоятельной жизни.

Самая общая картинка современности: Представители данного поколения начинают выходить на пенсию, но это вечно молодые с небольшими поправками на изменяющиеся тренды, точнее, часто диктующие тренды. Маркетологи отмечают, что ни одно поколение в прошлом не создало такого культа молодости, как младшие беби-бумеры, именно поэтому поколенческий маркетинг, ориентированный на молодящихся беби-бумеров, становится едва ли не ведущей философией производителей одежды, автомобилей и лакшери товаров.

Необходима небольшая справка генезиса, структуры и эволюции поколения. Покой здесь даже не снится, напротив, разгораются нешуточные битвы. К примеру, поколение беби-бумеров можно поделить на беби-инфантилов и беби-патриархалов. Первые — это выходцы из семей творческой интеллигенции, получившие, как правило, гуманитарное или физико-математическое образование, которые при всех различиях сближались в пристрастии к социально-гуманитарным идеям, творчеству, в интересе к искусству и в попытке воплотить в реальности высокий стандарт золотой библиотеки культуры.

По мере взросления беби-бумер-инфантил научился имитировать социальные эмоции так, чтобы не выделяться.

Он ощущает себя наблюдателем в неведомом мире, хамелеоном, который может слиться с окружающей средой, но не является на самом деле ее частью. Гуманитарии выбирали свободную творческую деятельность с непременным членством в творческих союзах , стезю критиков, литературоведов, институтских педагогов, переводчиков, а кому не повезло, отправлялись в школу учителями с надеждой дорасти до методистов РОНО.

Главенствующей, особенно в семьях военных, была идея патриотизма. Подобное мировоззрение во многом определило пути социализации беби-патриархалов: Очевидно, что подобная дифференциация внутри поколенческой страты приводило и приводит к эксцессам и вполне очевидному нарушению социокультурных конвенций. Конфликт Владимира Путина и Михаила Ходорковского помимо латентных политико-экономических и идеологических причин связан с напряжением внутри поколения, которое, что очевидно, к настоящему времени претерпело объяснимые метаморфозы, но во многом сохранило верность культурной и социогенетической родословной.

Беби-инфантилы исповедовали алармистски-покаянный тип мышления, усиленный гуманитарными симпатиями. Не случайно узилищный период жизни олигарха оформляется в жанр писем Андрея Курбского Ивану Грозному.

Безусловно, изменился формат переписки, здесь нет назойливости плетения словес и многослойных осудительных эскапад. Хотя отчасти они тоже присутствуют. Беби-патриархалы неизменно демонстрируют энергию вживания в социум. Рисунок их поведения, монотонный и заданный традицией, может меняться в зависимости от обстоятельств, что отражается в дискурсе: Все это в совокупности работает на образ радетеля идеи непрерывности и поступательности традиционных ценностей, которые, сам радетель это тоже осознает, больше никогда не будут прежними традиционными и, соответственно, ценностями.

Ходорковского на уровне лексики и ауры философской ностальгии выстроен примерно по тем же эталонам отрицательного обаяния, но отмечен пристрастием к культурным архетипам.

Судя по реакции представителей литературно-художественной общественности, представляющих беби-бумеров-инфантилов, М. Ходорковский воспринимается как осколок книжно-культурной эпохи, при этом сумевший объединить ее романтику с бухгалтерией социального возвышения. Для этого наберется немало причин социальная версия эдипова комплекса, классическое отечественное противление отцам , но более значимыми для настоящей статьи являются другие немаловажные обстоятельства: Чтобы избежать в предпринимаемом аналитическом обзоре категоризма и повышенной оценочности, следует отметить очевидный вклад младших представителей бета-победителей и старших в культурно-социальное строительство отечественного сознания — его базовых мифологем.

Любое обсуждение проблемы бета-победителей, их влияния на современность, перспективных конфигураций воплощения их идей, или, смягчим, представлений об идеях, не может быть ограничено констатацией их пребывания в социально-культурной ситуации —х годов. Четверо наших лучших солдат начали его вести. Один раз они позвонили и сказали, что объект находится в доме на Бенефит-стрит.

Я велел им взять его, как только он выйдет. Тут и сказочке конец. Все четверо как сквозь землю провалились. Я послал всех своих людей искать машину, в которой они были, но она тоже пропала. Дрейк отменил поездку в Нью-Йорк и вернулся в Бостон, где с головой окунулся в банковское дело, обдумывая следующий шаг. Через два дня к его столу приблизился вахтер, почтительно державший в руке фуражку, и спросил:. Он специально взял такой тон: Она была напечатана на каком-то неизвестном Дрейку виде пластика и переливалась всеми цветами радуги, напомнив ему цюрихские мескалиновые сеансы.

Сквозь мерцание он увидел контуры тринадцатиступенчатой пирамиды с красным глазом на вершине. Дрейк уставился на вахтера — и не заметил на его лице обычного подобострастия.

Из углового окна открывался вид на небоскребы делового района Чикаго и голубое озеро Мичиган, с белыми барашками волн. Джо сидел, развалясь в кресле, лицом к озеру. Клеопатра здорово смахивала на Стеллу Марис и прижимала к груди змею. Несколько раз в иероглифах, начертанных на стене гробницы за ее спиной, встречался символ глаза в пирамиде.

В кресле напротив картины сидел стройный смуглый мужчина с резкими чертами лица, каштановыми волосами до плеч, раздвоенной темной бородкой и зелеными глазами. Останься жива, стала бы Полиматерью всего мира. Она чуть не свалила Римскую империю — во всяком случае, очень приблизила ее конец.

Ведь она вынудила Октавиана установить такую сильную анэристическую власть, что империя раньше времени вошла в состояние бюрократии. Хотя потом, когда вы наконец появились в облике Билли Грэма, я не знал, смеяться мне или блевать.

Но знаю, что мне было страшно. Ох, как же ты испугался, сын мой. Ты и сам испугался, Падре Педерастия. Вспомни, как ты все время вопил: Приди не в этой форме! Непрерывные войны, пытки, массовые убийства, распятия. И хуже того, я знаю, как трудно мне будет жить с мыслью о том, что вы существуете, если я окончательно поверю в ваше существование. Вот так сидеть и запросто с вами курить. Откуда-то из пальцев Малаклипса вынырнули две зажженные сигареты. Одну из них он протянул Джо.

Джо затянулся; сигарета была сладковатой, явно с добавкой марихуаны. В конце концов, это и есть магия. Это был самый быстрый способ их увлечь. С тобой это тоже сработало, но теперь дело другое: Так что тебе больше не нужны ловушки.

Они сдирают шкуру с живых собак и занимаются прочим дерьмом в таком же роде. Я не был настоящим Иисусом, тем, которого распяли. Но через несколько веков после того, как мне довелось испытать трансцендентальное просветление в Милосе, я проходил по Иудее в облике греческого купца. Как раз когда распинали Иисуса. В тот день, когда он умер, я встретил нескольких его последователей и разговаривал с ними. Если ты считаешь, что христианство в его нынешнем состоянии — это религия, замешанная на крови, то эта кровь — всего лишь капля по сравнению с тем, сколько ее могло бы пролиться, если бы Иисусу не удалось вернуться.

Если бы семнадцать истинных апостолов — о пятерых из них потом уничтожили все письменные упоминания — были предоставлены сами себе, от ужаса и страха из-за смерти Иисуса они впали бы в ярость и начали бы мстить. Христианство было бы самым настоящим исламом, но только появившимся на семь столетий раньше. Вместо постепенного захвата Римской империи и сохранения большей части греко-римского мира нетронутым оно распространилось бы на Восток, уничтожило основы западной цивилизации и заменило его более деспотической теократией, чем при фараонах в Древнем Египте.

Я остановил этот процесс при помощи нескольких магических трюков. Явившись в облике воскресшего Иисуса, я внушал им, что после моей смерти в их душах не должно быть ни ненависти, ни жажды мщения. Я даже пытался им объяснить, что жизнь — это игра, и для этого научил их играть в бинго.

По сей день никто так ничего и не понял, а критики называют это элементом коммерциализации Церкви. Священное колесо Таро, вращающуюся Мандалу! Когда Павел отправился в Афины и воссоединился с иллюминатами, которые использовали в качестве прикрытия платоновскую Академию, идеология Платона объединилась с мифологией Христа для нанесения нокаутирующего удара по языческому гуманизму и заложила основы современного мира сверхдержав.

После этого я снова изменил внешность, взял себе имя Симона Волхва и довольно успешно занялся распространением идей, противоречащих христианству. Он задумчиво засунул мизинец в левую ноздрю и провернул его. Ему не хотелось смотреть, как кто-то публично ковыряет в носу. Он решительно перевел взгляд за левое плечо Малаклипса. Как тебе известно, в этом полушарии нервный центр иллюминатов находится в Чикаго, поэтому именно здесь мы испытаем АУМ, новый наркотик с потрясающими свойствами.

Если специалисты из ЭФО не врут, он превращает неофобов в неофилов. На протяжении первых четырех миллионов лет человеческой истории все люди были неофобами, и поэтому цивилизация не развивалась. Все животные — неофобы. Их может изменить только мутация. Инстинкт — это проявление естественного поведения неофоба.

Около ста тысяч лет назад началась неофильная мутация, а тридцать тысяч лет назад она начала набирать скорость. Но в масштабах планеты неофилы — это капля в море. Сами иллюминаты возникли в результате одного из известных древнейших неофильно-неофобных конфликтов.

Все иллюминаты были — и остаются — неофилами. Даже сегодня они считают, что их деятельность ведет к прогрессу. Они хотят уподобиться богам. При выборе правильных методов люди могут стать богами, то есть перевести себя в поля чистой энергии, наделенные сознанием, которые будут существовать более или менее долговременно.

Этот процесс называется трансцендентальным просветлением и отличается от постижения сути истинной природы человека и вселенной, которое называется обычным просветлением.

Однако прежде чем превратиться в энергетические поля, люди часто впадают в гордыню. Действия таких людей причиняют страдания другим людям и делают их бесчувственными, нетворческими и иррациональными.

Массовое человеческое жертвоприношение — это самый надежный способ достижения трансцендентального просветления. Разумеется, человеческие жертвоприношения могут искусно маскироваться под войны, голод и чуму.

Образ четырех всадников Апокалипсиса, явленный Святому Иоанну, был на самом деле предвидением массового трансцендентального просветления. Он представил эту резню как неописуемое зверство, но ведь у афинян были смягчающие обстоятельства. Милосцы наносили удары в спину афинских солдат, подсыпали им яд, пускали в них тучи стрел из засады. Некоторые из них работали на спартанцев, а некоторые были на стороне афинян, но афиняне не знали, кому из них можно доверять.

Они не горели желанием понапрасну убивать, но им хотелось вернуться в Афины живыми. Поэтому в один прекрасный день они согнали всех милосских мужчин на городскую площадь и разрубили их на куски.

А женщин и детей продали в рабство. Я чуть с ума не сошел от ужаса: Я молил Эриду спасти меня, или спасти милосцев, или сделать хоть что-нибудь, и она мне ответила. Джо подошел и встал перед ним.

Педерастия давился от смеха. Малаклипс продолжал смотреть на Джо с ласковой ободряющей улыбкой, поэтому он протянул руку и коснулся рубашки Малаклипса. Его рука ничего не почувствовала.

Он закрыл глаза, чтобы проверить это ощущение. Но его рука по-прежнему не ощущала ни малейшего сопротивления. Не открывая глаз, он потянулся рукой дальше. Когда Джо открыл глаза и увидел, что его рука по самый локоть утонула в теле Малаклипса, его чуть не стошнило.

Я бы с удовольствием назвал это движущейся голограммой, но иллюзия слишком натуральна. Вы смотрите на меня. Для моих глаз вы, бесспорно, здесь. Тремя взмахами руки Джо рассек воздух в тех местах, где находились талия, грудь и голова Малаклипса. В завершение Джо выпрямил руку и резко ударил его по макушке, но по-прежнему ничего не почувствовал, кроме движения воздуха. Но в это слишком трудно поверить. Вы способны что-то чувствовать? Я могу наслаждаться практическим всем, чем наслаждается и что ощущает человек.

Но моя основная форма восприятия — это очень высокоразвитая форма того, что вы называете интуицией. Интуиция — это своеобразная чувствительность души к событиям и процессам; я же обладаю высокоразвитым интуитивным рецептором, деятельностью которого полностью управляю.

Он тоже сел, и сейчас Джо заметил, что мягкая обивка сиденья стула под ним не прогнулась. Все иллюминаты хотят стать как боги. Они лелеют этот честолюбивый замысел очень долго. Слишком долго, я бы сказал. Просто сам я испытываю глубокое личное отвращение к таким методам. Впрочем, когда живешь так долго, как я, и теряешь такое множество друзей и любимых, невозможно не воспринимать человеческие смерти как естественный ход вещей.

И поскольку сам я обрел бессмертие и дематериализовался в результате массового убийства, с моей стороны было бы лицемерием осуждать иллюминатов. Кстати, и лицемерие я тоже не осуждаю, хотя лично мне оно глубоко противно. Но я считаю метод иллюминатов глупым и разорительным, поскольку все мы изначально боги.

Тогда зачем тратить время на пустяки? Абсурдно пытаться быть чем-то другим, если ничего другого нет. Но даже после частичного просветления в Сан-Франциско с доктором Игги все эти разговоры остаются для меня такими же бессмысленными, как Христианская Наука.

В итоге ты будешь знать абсолютно все абсолютно обо всем, заслуживающем знания. Тобиас Найт, агент ФБР, прослушивавший жучки в доме доктора Мочениго, услышал пистолетный выстрел одновременно с Кармелом. Он слышал, как открылась дверь, затем послышался шум шагов, но вместо ожидаемого разговора… вдруг, без предупреждения, раздался выстрел. Затем он услышал, как чей-то голос сказал: Вы были великим патриотом, а это собачья смерть.

Затем снова послышались шаги и что-то еще… Найт узнал этот звук: Шум шагов и плеск жидкости. Найт наконец вышел из состояния оцепенения и нажал кнопку интеркома. Как минимум, уже одно убийство. Он отключил интерком и зачарованно слушал звуки шагов и плеск разливаемой жидкости, которые теперь сопровождались тихим насвистыванием. Человек занимался неприятной работой, но пытался сохранять хладнокровие.

Все они живут на базе, поэтому их легко изолировать на то время, пока сработает противоядие. Я уже отдал на этот счет соответствующие приказы. Доктор Мочениго, ни о чем не догадываясь, получил самую большую дозу и к моменту моего прибытия находился в тяжелейшем состоянии, практически на грани смерти. Понятно, что его дом должен быть взорван, и взорван вместе со мной, поскольку при осмотре Мочениго, которого уже нельзя было спасти, я находился в непосредственной близости от него. Поэтому я застрелюсь, когда подожгу дом.

Я обнаружил улику, свидетельствующую о том, что совсем недавно в постели доктора Мочениго была женщина — вот к чему приводит разрешение ценным сотрудникам жить вне базы.

Ее необходимо найти, дать ей противоядие и проследить все ее контакты. Само собой, это нужно сделать быстро, иначе страну охватит паника. Пусть Президент проследит, чтобы медаль за мой подвиг вручили супруге.

Найт услышал, как чиркнула — о Господи! Генерал Толбот, похоже, попытался добавить постскриптум, но не смог произнести ничего связного, потому что начал пронзительно кричать. Наконец послышался звук выстрела, и тогда крик прекратился. Найт поднял голову, стиснул зубы и сдержал скупую мужскую слезу, навернувшуюся на стальные глаза. За сигарами и бренди, после того как Джорджу, отправленному в постель, помешала спать Тарантелла, Ричард Юнг прямо спросил:.

По-моему, игра зашла слишком далеко, чтобы перебегать в другой лагерь. Ведь всю эту кашу заварила Ева Вейсгаупт; Адам лишь прикрывал ее, потому что люди привыкли получать приказы от мужчин. Все эти россказни об Атлантиде — сплошной вздор.

Каждый, кто вообще слышал об Атлантиде, тут же берется утверждать, что там находятся корни его семьи, клана или клуба. Некоторые из старых донов в Мафии даже пытаются проследить в Атлантиде корни la Cosa Nostra. Все это дерьмо собачье. На одного из тех, кто может это доказать, как, например, мистер Дрейк, приходится тысяча брехунов. Но все это провалилось и им не удавалось получить реальный контрольный пакет акций в США, пока они не одурачили Вуди Вильсона, вынудив его создать в Федеральный резервный банк.

Именно так все всегда и происходит. Мой дед все мне рассказал о тех временах. А затем — старый добрый Закон Пятерок — объявились фашисты, так что в борьбе уже участвовало пять лагерей.

Не иллюминаты, это точно. Но даже тогда это было очень косвенное влияние. Мы в полном порядке и даже сильнее, чем прежде. Поверь мне, они больше гавкают, чем кусаются. Все боятся иллюминатов, потому что они немножко владеют магией. Мне кажется, что размаху Эпохи Водолея соответствуют дискордианцы. Я не собираюсь тебя ни в чем убеждать. Но уверяю тебя, я не достиг бы своего нынешнего положения, если бы игнорировал важные факты только потому, что они не вписываются в мой балансовый отчет.

Впрочем, на уровне дебета и кредита я, по некоторым соображениям, верю, что на текущий момент дискордианцы могут превзойти иллюминатов. И эти соображения возникли у меня за много месяцев до сегодняшнего появления этих чудесных статуй. Ему вспомнились слова Лавкрафта: Он уже старик, уставший быть их слугой, или сатрапом, или приспешником. В тридцать три года он был готов с ними объединиться, как это сделал Сесил Родс.

Так или иначе, ему удалось захватить один участок их империи. Но, даже вполне справедливо считая, что он управлял Америкой полнее и всестороннее, чем любой из ее президентов за последние сорок лет, он все равно прекрасно осознавал, что не управлял ею самостоятельно. Пока не подписал сегодня Декларацию независимости, объединившись с дискордианцами. Сейчас он хотел ее вспомнить… неожиданно перед ним ясно встали старые времена: Клее и его мистические картины, Паломничество в страну Востока, старик Кроули с его фразой: Если вы боитесь рисковать, возвращайтесь к Гессе, Юнгу и их старушкам.

Их путь безопасен, а мой — нет. Но иллюминаты раздавили и Кроули, и Вилли Сибрука, когда эти двое начали слишком откровенничать. Ах, черт, что же Юнг говорил тогда о власти? Перевернув пластиковую карточку, он увидел на обороте адрес на Бикон-хилл и слова: Он поднял глаза на вахтера, который, почтительно отступив на несколько шагов, без тени иронии на лице и в голосе сказал:.

И его совсем не удивило, что Великий Магистр, с которым он встретился в тот вечер, один из пятерки Первоиллюминатов США, словно для контраста с вахтером, был чиновником из Министерства юстиции. Что же все-таки говорил Юнг о власти? Затем, когда мы начнем готовиться к войне, полномочия других министерств тоже увеличатся.

Дрейк помнил свое волнение: Конец Республики, заря Империи. Фактически у него полностью отсутствует собственное эго. Вы даже не представляете, насколько скучны и прозаичны такие типы, пока ими не овладевает соответствующий Источник Вдохновения. Естественно, его вспомогательное эго ждет коллапс.

Он станет психотиком, и тогда мы вообще не сможем его контролировать. Мы готовы ускорить его падение. Именно в этом состоит наша нынешняя цель. Хочу вам кое-что показать. Мы не работаем по обычным схемам; наши планы всегда конкретны и точно сформулированы с учетом мельчайших подробностей.

В течение двух лет мы представим Россию источником очередной угрозы миру. И поверьте мне, мистер Дрейк, к сорок шестому или сорок седьмому году мы достаточно подготовим Конгресс и общественность, чтобы они это признали. Американская империя появится гораздо раньше, чем вы полагаете.

Когда врагом номер один вместо фашизма станет коммунизм, ваш провинциальный консерватор будет готов к глобальным авантюрам такого масштаба, от которого пойдут головы кругом даже у либералов Рузвельта. Проработано все вплоть до мельчайших деталей. Позвольте мне показать, где расположится новое правительство. Поверьте мне, через несколько лет это здание будет построено.

Оно станет всемирным полицейским. Никто не посмеет ставить под сомнение правомерность его действий или суждений, не рискуя быть обвиненным в предательстве.

В ближайшие тридцать лет, мистер Дрейк, в ближайшие тридцать лет любой, кто попытается вернуть власть Конгрессу, будет проклят и заклеймен, причем не либералами, а консерваторами. Даю вам гарантию, что в ближайшие тридцать лет там появятся американские войска. Это и будет Империя, о которой вы мечтали, читая Тацита. На какое-то мгновение Роберт Патни Дрейк почувствовал себя приниженным, хотя и сумел разгадать этот фокус: По крайней мере он понял на личном опыте причину того благоговейного страха, который внушали иллюминаты и приближенным, и врагам.

Вот когда придет время для единого преступного синдиката, в необходимости создания которого вы так убеждены. Только не всегда все получается как мы хочем. Мишэль Фэйбер — это имя уже успело стать синонимом мужененавистничества. Да нет, притянул за уши. Так или иначе, ненависть к особям мужского пола — как нитка, ведомая швейной иглой — сквозной строкой проходит через всю книгу.

Это не плохо, и не хорошо. Но это первое и последние, что стоит знать до того, как книга будет взята в руки и открыта на первой странице — всё остальное не имеет значения. Читатель может любить или не любить викторианскую Англию, может знать толк в хорошей проститутке, а может и не знать, верить в любовь или не верить — не важно. С первых страниц избалованный читатель повизгивает от восторга, удивляясь удивительному языку и неуловимому, неподдающемуся описанию меткому стилю.

И это на русском. А возьмите оригинал — и сладость дрёмы в летний день покажется вам неуклюжим аптечным кайфом. Вы открываете книгу и ваше путешествие по улочкам Лондона начинается. Если вы не готовы к этому дерьму — не читайте дальше. Первые главы читаются на одном дыхании. Это первая доза, за которую барыга даже не попросил ни копейки стоимость книги не в счёт. Полные викторианские брюки ощущений. Мишель очарователен в своей своей ли? Неподражаем в воссоздании духа времени: Во время чтения хочется встряхнуть автора за плечи и спросить: Как тебе это удалось, дьявол?

Однако вернёмся к трипу: Но этот состав вскоре свернёт туда, куда вам ехать не хочется. Вы понимаете, что еда, которую подают, с каждым днём становится невыносима; вам кажется, что казавшиеся в начале поездки милыми попутчики норовят вас обокрасть; пейзаж за окном становится всё мрачнее и мрачнее.

Лютейший, параноидальный, пропитанный изменой и страхом книжный трип. В голове остаётся только одно желание: Но поезд всё мчится, и читатель понимает: После середины ты читаешь её, потому что знаешь: Сам дьявол Мишель встаёт перед глазами и говорит: Когда последняя страница остаётся позади; когда книга закрыта, а потная рука всё ещё лежит на ней сверху — тогда ты смотришь в окно, за которым не год; по улицам не ходят сёстры милосердия, а подавляющее большинство людей никогда и не слышало про омнибусы.

Только тогда ты наконец понимаешь: И последнее, если ещё не передумали пускать всё это по вене: И если долго вчитываться в книгу — книга начнёт вчитываться в тебя. Сначала скажем в целом. Эта книга очень необычна самим подходом к изложению. Не из-за невидимой провожатой, которой так много вначале, и которая потом исчезает, сходит на нет — чтобы объявиться снова только в последнем абзаце.

А из-за подхода к описанию…. О куртизанках написано немало книг — и давно, и теперь. И о современных, и древних. Но я впервые сталкиваюсь с вещью настолько… детальною, что ли. Ее написал современный автор, с современными понятиями о приличиях.

Но как правило, если современный автор пишет о прошлом — он старается выдержать тон. Он старается писать так, будто пишет тогда, когда-то давно. Он обходит большинство нелицеприятных моментов… Не секс — секс сейчас в чести, и как только о нем не пишут… А вот гигиенические моменты — увольте, о сим не принято упоминать. Автор же вворачивает неотъемлемые части жизни в повествование так гладко, так просто — что уже после пары глав это перестает резать глаз и ошарашивать.

И книга выходит от того очень настоящей…. Правда она таки сделала это. Вильнула, ушла с пути истинного, прямо как роман Конфетки, в угодные читателю края. И все-таки получилась сказка о Золушке. Но все мы не без греха… Впрочем, в судьбу Конфетки можно поверить. Потому что именно раннее взросление, сложная жизнь и куча примеров ее низменности и приземленности — создают опыт. И самое отвратное существо на страницах этой книги — леди Агнес. Страдающая, вечно страдающая пустышка.

Да, ее так воспитали. Да, ни одна скотина не удосужилась рассказать девушки, что ее ежемесячные кровотечения — это не страшная болезнь. Даже сэр доктор — топить таких докторов нужно в Темзе. Агнес умудрилась сохранить в своей голове только странный симбиоз религиозной чуши и модных тенденций. Она никогда не пыталась сделать из своего дома Дом.

Не мечтала о ребенке. Не мечтала о любовнике. Не хотела заботиться о муже. Не интересовалась едой на столе, обоями в коридоре… Ей только и нужно что страдать, да шить платья. Она думает только о своих фантазийных монашках и новом Сезоне — причем в нем она вроде и флиртовать не собирается, и говорить не намерена.

Просто нужно и все. А больше она ничем не живет. Да, никто не пытался помочь ей измениться. Или рассказать о том, что он родился. Беда Агнес вовсе не в раке мозга. Ей, может, просто не дали возможности стать человеком. Но ведь и она ее никогда не искала. И ведь нельзя сказать, что несмотря ни на что — жизнь Конфетки куда лучше, чем жизнь леди Агнес.

От начала и до конца. Ведь обе же страдали. Только одна при этом стала человеком, а вторая — амебой какой-то. Меня долго злили возвышенные Генри и его возлюбленная. Вот тоже люди жалкие, особенно Генри, скучающие и очень глупые. Они думают, что знают жизнь — но ничего о ней не знают, все понимают неверно. Уильямом я сначала была восхищена.

Воистину иллюстрация к известной мудрости — шерше ля фам. Все, чем стал Уильям благодаря выдуманному наваждению — его заслуга.

Из нее последовал логичный вывод — пренебрежение к катализатору. Вроде должны быть похвальны нежные чувства к законно жене — но нет. Я не понимаю, как такой человек, каким стал Уильям, мог испытывать к этой инфантильной особе хоть что-то, кроме отвращения и ненависти.

Но разочаровал меня Уильям не тем. Он разочаровал меня не когда жестоко прогнал любовницу и музу — а когда сломался. Жалко, глупо и полностью. Софи повезло, что ее спасли от участи второй Агнес.

Не знаю, как сложится их с Канди жизнь, но, думаю, все же получше, чем могла бы в доме отца. Да и отец, когда она пропала, хоть вспомнил о ней — и то не плохо. Ну и Конфетка конечно… Закаленная жизнью, мудрая женщина в свои Вполне усвоившая жестокие уроки матери.

Но все равно просто женщина — как бы она не ненавидела всех мужчин, как бы не презирала всех своих клиентов — а в Уильяма неизбежно начала влюбляться, привязываться… И прошло это только когда она осознала себя собаченкой, только когда стала ею — возможно, именно потому что переставала играть роль и становилась по чуть-чуть, неуверенно — собой.

Но уже то, что у нее хватило сил не покончить с собой, а уйти в новую жизнь, да еще и забрать собой ребенка — не обузу, а ставшее родным существо — говорит в ее пользу. Хорошо, что денег у нее немало. Хочется верить, что Софи не возненавидит ее. Впрочем, не думаю, что узница своей комнаты может не любить приключения… Но тут все зависит от их сложности.

Все-таки и барские замашки, и возвышенную любовь к отцу ей таки привили. Но нам остается только фантазировать…. Я уже так привыкла к героям, что жаль расставаться — еще и так внезапно. Но открытый финал дает простор фантазии. А это тоже немаловажно…. Давно не читала ничего подобного — в смысле объема, сюжета, героев и искренней интонации, с которой автор рассказывает эту историю.

С самого начала в голове сидел вопрос: Автор вроде бы ни на чьей стороне, непонятно — как ему это удается. Я не знаю, можно ли причислять эту книгу к шедеврам, но явно- книга непростая, талантливая, метафоричная. Как-то быстро я ее прочла, небольшая путаница в мыслях — о т того и пишу также путано. Обязательно поищу другие книги этого автора. В целом, книга понравилась, если бы не концовка поставила бы 5, ненавижу незаконченные концовки, особо никких шокирующих подробностей и порнографии здесь нет, ну задрал юбки и оттрахал её, ну обоссался мужик , какашки по улицам раскидали, что это шокирующие подробности что ли?!

Несмотря на то, что книга в страниц на моей электронике, читается довольно легко , местами затянуто,но всё равно очень интересно. Очень жаль было Конфетку , Уильяма тоже ,хотя я его ненавидела за то, что он к ней так относится. В общем, книга о том, как девушка-проститутка понравилась клиенту и они стали жить вместе , в одном доме с сумасшедшей женой.

Мне вот интересно, люди, поставившие книге положительные и очень положительные отзывы, как вам это удалось с таким кошмарнейшим переводом?

Как я понимаю, существует только один вариант перевода на русский- Салганик и Ильина. Господа, это не перевод вообще, это ад. Ошибки, ужасный, корявый строй предложений, невыдержанность стиля… Такому переводу под силу убить и настоящий шедевр, не говоря уже о произведении Фейбера. А шедевром данная книга, на мой взгляд, не является.

Занятное чтение, это да. Слишком уж топорное описание всех тех моментов, которые и должны были бы шокировать. Более того, многие описания физиологических процессов и … ну вы поняли, в общем, выглядят совершенно не к месту. Ощущение, будто автор их только для того и вставлял, чтобы искусственно добавить книге скандальности и трэша.

Герои, опять же, на мой взгляд, все как один получились карикатурными. Ну, может, за исключением Конфетки. Но занятно, что уж.

Всё прочитанное врастает внутрь тебя, хорошо укладывается в сознании и остаётся в памяти на всю жизнь: Роман с открытым финалом. Но, по отзывам они намного слабее романа. Я читать не стал. В тексте масса полиграфических ошибок. Такое впечатление, что его никто из корректоров не читал. Не исключена возможность, что это сделано специально, так как книга оформлена как издание 19 века и на соответствующей бумаге.

По роману снят одноимённый сериал. Произведение, основанное на стереотипах, и одновременно с этим рушащее их все, ну или почти все. Нет, пожалуй, не совсем рушащее. Нельзя сказать, что я разочаровалась в этой книге, в общем-то, ничего Ахового я от неё не ожидала. Подкупило название и, пожалуй, обложка. Исповедь заурядной хоть и прославившейся в узких кругах за свои профессиональные достижения проститутки.

Даже имя у неё необычное, да и вся она — необыкновенна для женщин того времени; она позволяет себе то, чего другие — ни-ни. И вроде бы, она всё верно рассчитала, вроде бы, всё должно было логически завершиться её триумфом. Но, чёрт, что это впутывается в её хитроумный план? Она проворачивает за его спиной небогоугодные дела, оказывается причиной гибели его сумасшедшей жены и внезапно решает похитить его дочь. Вот её расплата за всех обманутых женщин и за себя саму, многократно поруганную.

И минус книге — за внезапность завершения. Или это было не завершение? Шикарный с позолотой и увлекательный невозможно оторваться путеводитель по душам и тараканам. Ночные горшки, выливаемые в окно, литры биологических жидкостей, распущенность, ханжество, гниль и пот. Девочки-мальчики, падения-возвышения, потери и находки, стихи и романы, деловые письма и дневники. Закрытые глаза, сожранные глаза. Причёски и наряды, город и зелень, проституция и светские приёмы, искусство и религия.

Последняя страница книги хоть и электронная перевернута и я еще несколько раз возвращаюсь к предыдущим страницам, чтобы понять, что и вправду эта странная и увлекательная история подошла к концу. Мое путешествие в мир Конфетки закончилось. Грустно было то, что происходило там, по ту сторону страниц. Все остальное — естественное разрешение всех проблем.

И каждый сам для себя решит, а что же было далее? Книга живописует картины викторианской реальности. Не той, которая существует за парадными дверями и перед огромными каминами. А той, которая гуляет по вонючим и грязным улицам, стекает по зловонным стенам и прячется в темных и отвратительных переулках. Все это жизнь, которая существовала отдельно, в других кварталах и улицах.

Ее избегали, не признавали, боялись взглянуть ей в лицо. Вот этим и увлекает и отталкивает одновременно роман Фейбера. Продуманный до последней буквы и детали. Описание всех естественных процессов человеческой плоти. Что может быть обыкновенней? Но читать об этом в художественном произведении как минимум необычно. Но как же увлекательно!

Путь Конфетки от дома ее матери, в котором она была проституткой, через успех и счастье в содержанках у Вильяма Рекхема до… Куда приведет эта дорога? Хочется верить, что эта девушка, столкнувшаяся с ужасными жизненными обстоятельствами не по своей вине, окажется умной. Она сможет применить накопленные деньги и опыт, чтобы остаться женщиной, которая сможет себя не стыдиться.

Пусть у Конфетки будет шанс на счастье. Жизнь Софи будет одинаково сложна и с отцом, и с гувернанткой. В первом случае потому, что он никогда ее не любил. Счастья у них не было бы. А во втором случае — проблемы в обществе и воспитании, которого у юной девочки просто не будет. Что касается других героев романа, то их судьбы менее волнительны и непредсказуемы. В целом впечатление от книги хорошее.

Грубость речи и картин, рисуемых воображением, вперемешку с переживаниями о происходящем — и книга прошла как конфетка: Это пробуждает любовь к жизни.

В аннотации к этому произведению была обещана история о молодой проститутке в викторианском Лондоне, которая пытается найти себе лучшую долю и вырваться из трущоб. Намекалось и на всякие шокирующие подробности. Книга действительно повествует о женщине по имени Конфетка, которая продает свое тело всем желающим. Она делает абсолютно все, что джентельмены пожелают, а потом пишет роман, где подвергает их всяческим пыткам.

У него имеется умалишенная в традициях викторианской прозы жена. Таким образом, Конфетка, видимо, багровый лепесток, а безумная Агнес — белый. Также тут присутствует пара распутных друзей парфюмера, инфернальная мамочка Конфетки, немного подвинувшийся на религии и добродетели брат парфюмера и его подруга из Общества Спасения. Однако, ни борьбы женщины из трущоб против жестокого мира, ни действительно ужасающих эпизодов я в книге не нашла.

Весь роман Конфетка больше плывет по течению, не предпринимая почти никаких действий. Ну а шокконтент в основном представлен всовыванием упоминаний о говне, моче, слизи и пр. Поучительно-ужасающей можно назвать разве что первую главу, где автор описывает быт среднестатистической проститутки тех времен. А потом все эти физиологические подробности больше раздражают. Описаний секса, кстати, практически нет, хотя казалось бы… Тем не менее у автора неплохо вышла стилизация, да и задуманы персонажи были вполне годно.

Но мало того, что сюжет тут не особо захватывающий, это все еще и размазано на километр текста. Порой складывалось ощущение, что автор страдает недержанием слов. Особо нудно было читать середину после того момента, как Конфетка становится мистресс парфюмера. Впрочем, после середины начинаются странные изменения в характерах и поведении героев, плюс, они начинают вести себя откровенно тупо внезапно влюбиться в идиота?

Что же касается открытой концовки — у меня сложилось такое впечатление, что автора книга задолбала также, как и меня и он не придумал ничего лучше, чем оборвать ее на полуслове. Мне книга не понравилась, дочитала только по привычке. Будь она покороче еще можно было бы простить недостатки, но она огромная.

И изрядно меня утомила. Стоит ли говорить то, что уже наверняка сказано в тысяче предыдущих рецензий которых я ещё не читала? Да, это о викторианской Англии, да, это о проститутке, да, это описание картины мира целого общества. Мне бы хотелось перенести внимание с главной линии повествования, — несомненно, Конфеткиной — на более общие вопросы. Что объединяет основных персонажей, под коими я разумею Конфетку, Уильяма, Агнес, Софи, отчасти и миссис Кастауэй, которая часто появляется на страницах в рамках воспоминаний её дочери, а также Эммелин Фокс и Генри?

На мой взгляд, их объединяет стремление. Она еще очень молода, эта немыслимая Лили Смит. На самом деле компромиссы есть всегда. Просто некоторые жестче, а некоторые — мягче…. Некоторое время Лили с тревогой наблюдала за мрачным выражением лица Брюса. И угораздило же ее заговорить про Сида! Хотя… опомнись, Лили Смит, ведь у вас же не настоящее свидание. Какое дело Брюсу Кармайклу до упрямого старика, всю жизнь прослужившего в полиции и так и не смирившегося с ложью и двуличием этого мира?

Потом мысли ее плавно перетекли к собственным рукам. Накладные ногти сияли идеальным блеском, хотя ощущение от них было неприятное. Точь-в-точь как земля, набившаяся под собственные ногти. Что делать, красота требует жертв. Ее собственные ногти безвозвратно загублены во время посадок и прополки….

Она снова посмотрела на Брюса. Он сидел и хмурился своим мыслям. Лили кашлянула — и на красивом лице Прекрасного Принца появилось чуть более осмысленное выражение. Впрочем, Шеймас хороший дядька. И вы ему явно понравитесь. Что там, он будет очарован. Но ведь обратиться за помощью ко мне было бы проще.

Вы и в самом деле оказываете мне громадную услугу. Раздобыть приглашение и набраться смелости его принять — не одно и то же. Одна бы я не рискнула. А попасть на такую вечеринку — получить шанс продвинуться чуть дальше, чем просто… поливать цветочки в чужих хоромах.

Не сочтите за бахвальство, но все подобные мероприятия для меня давно уже стали рутиной. Поймите, Лили, это моя работа. И она совсем не так проста, как может показаться. Нет, упаси бог, я не сравниваю свою профессию с профессией шахтера или пожарника, но… конечно, в каком-то смысле я счастливый сукин сын, завтракаю с кинозвездами, обедаю с медиамагнатами.

Но на самом деле отнюдь не так уж просто выглядеть безмятежно счастливым двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю. Иногда начинаешь забывать, как на самом деле выглядишь в зеркале. Чистишь зубы — и невольно принимаешь позу.

Как там у Мадонны? Появись я сегодня с моделью, с актрисой, с какой-нибудь светской львицей — все было бы как всегда. Стандартные фото, пара вопросов от одного издания, пара от другого, вал ленивых и тщательно отобранных сплетен в течение недели….

На самом деле я буду счастлива быть сегодня такой, какой вы захотите меня увидеть. С этими словами она машинально коснулась его руки — и оцепенела. Не надо было этого делать, не надо.

И уж если сделала, то поскорее отнять руку. А теперь было поздно, чертовски поздно, и все ее тело пронизывали токи, а на скулах все ярче разгорался румянец…. Он неожиданно оказался очень близко, и Лили утонула в этих темных глазах. Голос Брюса стал вкрадчивым. Поцелуй был коротким и обжигающим, а когда она была же на краю гибели от восторга и ужаса, Брюс Кармайкл сидел ровно, улыбался без всякого подтекста, да еще и скорчил смешную рожицу, выражающую раскаяние. Нельзя пользоваться даже столь сомнительным преимуществом.

Полная неспособность держать рот на замке и гениальная способность ляпнуть что-нибудь… эдакое. Она не договорила и пригорюнилась. Что бы ни говорил Брюс Кармайкл, сегодня, как и всегда, он работает. А одно из непременных условий его работы — это умение соблазнить любую женщину. Сказать, что она прекрасна. Что затмит абсолютно всех. Что он впервые в жизни взволнован. И все это совершенно искренне, потому что искренность — это тоже часть его имиджа.

На самом деле это не бал, Брюс — не Прекрасный Принц, а она уж точно не Золушка. Это не имеет никакого значения. Давайте получать удовольствие от жизни.

И я действительно рад, что вы едете со мной. Больше она на это не купится, хотя это чертовски трудно, потому что обаяния у парня море. Надо просто почаще повторять в мыслях: Кентукки, Слипи-таун, девушка, ухаживающая за домашними растениями. И все пройдет просто отлично. Человеку дано знать точно очень немногие вещи.

Лили Смит, например, умела допускать вероятность практически всего — кроме одного. Она никогда и ни при каких обстоятельствах не будет вместе с Брюсом Кармайклом. Сходство с сюжетом Золушки только усилилось, когда лимузин величаво въехал в высоченные кованые ворота. Еще бы пару стражников с алебардами — но этот механизм подчинялся пошлой электронике. Далее дорога пролегала сквозь красивый и ухоженный парк. Идеальные газоны, геометрически правильные кусты и деревья, выгодно размещенные цветовые пятна клумб.

Не слишком оригинально, но дорого и элегантно. Садовников здесь наверняка целый батальон, а уж сколько это все может стоить, лучше и не думать. Над ее плечом раздался голос Брюса, и Лили не подпрыгнула от неожиданности только могучим усилием воли.

В нем двадцать две спальни, не считая гостевого домика. Шеймас и ему подобные снимают дом для больших приемов и пафосных тусовок. О чем вы думаете? Она думает о том, что между ними сейчас не больше десяти сантиметров, о том, что она ощущает жар его тела, а также о том, что ей сейчас тоже предстоит работа. Не упасть в грязь лицом. Шеймас будет наблюдать за ней.

А еще здесь будет Джереми. Лили хихикнула, прекрасно зная, что напоминает при этом смешливую школьницу. Вот так запросто — не обращать внимания на Ширли Бэнкс! Между тем Брюс серьезно продолжал:. На вас уставятся все мужики, а уж дамы и вовсе не спустят глаз. И Ширли будет в первых рядах.

Она вбухивает в свою внешность столько денег, что просто не может себе позволить не обратить на вас внимания. В этот момент дорога резко свернула за поросший лилиями холм — и перед ними открылся Дворец. Лили никогда в жизни не видела таких домов. Домом ли это называть? Особняк — да, дворец — сколько угодно…. Максимум через пару-тройку дней я вас обязательно найду. Его жена Хлоя — клептоманка, однажды на приеме едва не стырившая сумочку у принцессы Дианы.

Не говоря уж об их младшем сыне Бобби, которого выперли из всех частных школ Восточного побережья и из трех закрытых школ Англии — за хроническое неуспевание по всем без исключения предметам. Нужно упомянуть и дочурку Келли, которая уже в шестнадцать лет стала законченной наркоманкой и алкоголичкой, а также самого старшего из детей, Дика, который играет на автоматах и спустил уже три четверти еще не унаследованного им состояния.

Это я к тому, что подонки и придурки встречаются абсолютно в любых социальных слоях. Я обожаю белые носки, ненавижу галстуки, не умею играть на фортепьяно и уже десять лет занимаюсь делом, которое искренне не перевариваю. Сейчас они тут все поумирают от восторга! Джои распахнул дверцу лимузина и ободряюще пожал заледеневшие пальцы Лили, помогая ей выйти из машины. Еще через секунду рука Брюса властно и небрежно обвилась вокруг ее талии, а потом откуда-то из сумерек донеслись возгласы:.

Брюс, для которого это все было абсолютно привычно, не обращал на вопли никакого внимания, и Лили попыталась подстроиться, но в этот момент над самым ее плечом кто-то гаркнул:. Она машинально обернулась, вспышка ослепила ее, Лили ойкнула и споткнулась. Не поддержи ее Брюс, таблоиды могли бы заполучить шикарную фотку: Мне жаль, что он тебя напугал.

С этими словами Брюс стремительно исчез, а она осталась стоять при входе на широкую каменную террасу, окаймляющую весь дом по периметру. Здесь все было увито цветами и флагами, где-то гремела музыка, причем с одной стороны — джаз, с другой — веселенькое диско, так что вместе получалась дикая какофония. Лили в легкой панике посмотрела вслед Брюсу. Он легко и уверенно лавировал между неестественно стройных женщин и подозрительно холеных мужчин, улыбался, целовал на ходу в щечку, выражал восхищение, кивал, жал руки — он был своим в этом мире гламура и двуличия, желанным гостем, равным среди равных.

Сверкали бриллианты, с ними соперничали идеальные фарфоровые зубы красавиц. Развевались модные лохмотья от Вивиан Вествуд, сверкали раззолоченные туалеты от Версаче и Армани, в воздухе плыл невообразимый коктейль из ароматов, каждый из которых стоил ее полугодового дохода за вычетом платы за квартиру, не будем прибедняться.

Брюс определенно был здесь своим, более того, он был одним из главных. Томные взоры дам — и некоторых как бы мужчин — разом подтянувшиеся фигуры представителей сильного пола, стихающие при его приближении и немедленно возобновляющиеся с новой силой смешки, шушуканье и оживленные разговоры, а кроме того еще один весьма шокирующий факт. Она физически ощущала, как текут, ползут по ней внимательные взгляды. Мужские — откровенные, нахальные, восхищенные, оценивающие. Женские — озадаченные, почти всегда враждебные, изучающие.

За несколько секунд Лили Смит была взвешена, измерена, раздета, одета заново и признана… пока было неясно, каков же окончательный вердикт. Теперь она лучше понимала то, о чем он говорил по дороге сюда. Это чертовски трудно — постоянно быть в центре внимания. Словно сочный бифштекс в окружении стаи голодных псов. И все эти люди — Лили это чувствовала даже на расстоянии — чего-то хотели от него.

Разве она чем-то отличалась от них? Разве что не напрашивалась сама, но ведь и не отказалась…. Ей нужно срочно выпить, иначе от всех этих взглядов платье слезет с нее вместе с кожей. В тех клубах, куда ее заносило раньше, можно было удрать в туалет, но здесь… черт его знает, где он находится. Кроме того, до него придется идти, идти через всю эту толпу, чувствуя взгляды спиной. Значит, придется дождаться Брюса. Он придет, и все будет хорошо. А он, как назло, не возвращался.

Лили в тоске огляделась вокруг. Все, буквально все кричало, вопило о роскоши в самом прямом ее смысле. Цветы, настоящие шелковые обои на стенах ярко освещенной гостиной, серебряные канделябры, наборный паркет, белоснежный мрамор пола террасы… Ковры и хрусталь, на дальней стене видна картина Моне, и что-то подсказывает Лили, что это не копия. Шеймас Тидл знал, куда пригласить бомонд. Дюпоны уже два столетия владели всем самым лучшим, это был принцип их существования. Лили выбрала себе единственное подходящее убежище — огромный мраморный вазон с композицией из живых цветов.

Интересно, кто ее делал? Кто бы это ни был, он явно был мастером. Орхидеи были порочны и прекрасны, магнолии туманили голову пряным ароматом, лилии наполняли воздух запахом сладкого тлена, а каллы напоминали край свадебного платья утонувшей Офелии… Во всем этом был скрыт тайный яд, сладость порока, соблазн греха, это была не просто ваза с цветочками, но произведение искусства, исполненное тайного смысла….

Она взяла его под руку, искренне надеясь, что он не заметит ее дрожи, и они пошли сквозь бурлящую и галдящую толпу. Возможно, Лили прихлебывала мартини несколько чаще, чем того требовал этикет, но ей было необходимо запастись смелостью.

Брюс чуть крепче прижал к себе ее локоть. Лили шепнула, вернее, прокричала ему в ухо:. Тебе такие дома не в диковинку, а у меня ощущение, что я попала прямиком в мультфильм…. Лили, ты удивительно влияешь на меня. Сейчас мне кажется, что я все это вижу впервые. Брюс рассмеялся каким-то своим мыслям, забрал у нее недопитый бокал, небрежно сунув его на поднос пробегавшему мимо официанту, и властно повлек ее в середину танцпола.

Паника вновь захлестнула горло. Тем более когда вокруг все так здорово и изящно двигаются. Наверное, за большие деньги можно купить даже чувство ритма…. Она как раз собиралась сказать Брюсу, что совсем не умеет танцевать, когда он привлек ее к себе — и волшебство началось. Их тела оказались спаянными так тесно, что она чувствовала Брюса всем телом — и это тело немедленно стало легким и невесомым.

Он двигался с такой грацией и таким небрежным изяществом, что и Лили стало казаться, что это совсем просто… Надо всего лишь не думать ни о чем, скользить и лететь, повторять все его движения, раствориться в нем…. Только не вздумай расслабиться, довериться первому успеху и пригласить меня на танго. Если совсем не смотреть по сторонам, то можно представить, что они здесь одни. А не смотреть по сторонам еще проще, потому что отрывать взгляд от лица Брюса Кармайкла совершенно не хочется… Увы, ей очень нравится это лицо, хотя она прекрасно знает, что это неправильно.

И они танцевали еще, и еще, и еще, а потом Брюс отвел ее в сторонку и поинтересовался:. Но жить в таком доме мне не хотелось бы. Дюпоны здесь не живут, Шеймас здесь не живет. Здесь вообще нельзя жить. Это же иллюзия дома, а вовсе не место для проживания. Хорошая, дорогая, но иллюзия. Возможно, это и начиналось, как шутка, деловое соглашение или бог знает что еще, но зато теперь я уже точно уверен, что это лучший мой вечер за много лет.

Потом они снова пошли танцевать, а когда музыка закончилась, Брюс почему-то не выпустил ее из объятий. Лили слегка напряглась, но он склонился к ее уху и проворковал, как влюбленный голубь:.

Может, скажешь теперь, чего тебе от него надо? Насколько я понимаю, Тидл занимается всем понемногу? Возможно, мои планы расширения сервиса его заинтересуют. Возможно, он соизволит познакомить меня с кем-то еще.

Он — Шеймас Тидл с Манхэттена. А я — Лили Смит из Кентукки. Помни о хроническом гастрите и жене-клептоманке. Досчитай до десяти, спину прямо — вперед. И они двинулись в сторону Шеймаса Тидла. По дороге Лили рассматривала этого удачливого бизнесмена, чьи интересы простирались от варьете до торговли лесом и к чьему мнению прислушивались даже в Конгрессе.

За шестьдесят, холеный, но с нездоровой кожей, волосы густые, седые, на висках залысины. Гастрит заставлял его держаться в форме, однако под белоснежной рубахой навыпуск угадывалось брюшко. На шее у Тидла болталась довольно вульгарного вида золотая цепь со скарабеем, и Лили невольно подумала, что такую грудь — безволосую и дряблую — уже не стоит выставлять на всеобщее обозрение, расстегивая дорогую рубаху чуть не до пупа.

Разумеется, Брюс — это ее счастливый билет. Приглашение от Тидла ей достали знакомые знакомых знакомых, но теперь совершенно очевидно, что такой человек не станет слушать какую-то неизвестную девицу, да еще на вечеринке, да еще по поводу бизнес-плана….

Брюс медленно вел Лили через зал, болтая всякую ерунду, чтобы дать ей время успокоиться и расслабиться. Она неплохо держится внешне, хотя рука у нее дрожит. Разумеется, он наводил о ней справки. Реджи и его непонятное рыцарство сами по себе, но в положении Брюса Кармайкла нельзя бросаться в авантюру, не изучив предварительно всех возможных последствий.

Все ее рекомендации были очень хороши. А Джереми ван Дайк — просто идиот. Да, он довольно состоятелен и смазлив, но для мужчины красота — сомнительное превосходство, а собственные деньги он проматывал с завидным упорством. Богатенький золотой мальчик с нулевым IQ и большим членом…. А что это ты так сердишься, дружок? И с каких это пор тебя интересуют чужие члены? Все дело в том, что ван Дайк имел наглость бросить Лили Смит, предварительно, скорее всего, соблазнив ее.

А променял он цветочницу Лили на Белокурую Сучку Ширли, которая и в подметки не годится…. Меня зовут Лилиан Смит, мы с вами встречались пару недель назад и вы были столь любезны, что пригласили меня на ваш вечер и согласились обсудить мой бизнес-план и ваше возможное в нем участие. Шеймас Тидл, старый развратник, с трудом оторвался от созерцания роскошных силиконовых грудей, выпадавших из умопомрачительного декольте знаменитой на весь мир модели и актрисы, что-то весело щебетавшей ему на ухо.

Маленькие глазки быстро обежали Лили с ног до головы, и Брюс решительно выдвинулся вперед. Какие люди — и все еще не в Голливуде. Кармайкл-младшенький осиял своим блеском сей скромный вечерок. Шеймас немедленно уставился на Лили. Выражение его глаз изменилось. После секундной паузы головной компьютер выдал вариант ответа, и Шеймас Тидл просиял самой искренней и нежной улыбкой.

У тебя губа не дура. Но я волнуюсь за вас, моя красавица. У Брюса, знаете ли, репутация! Многие матери прячут своих дочерей в чулане, когда он дает интервью по телевизору. Говорят, в Техасе было уже два случая непорочного зачатия после просмотра. И то, и другое чисто теоретически способно вскружить голову любой женщине. А насчет плана… Сегодня волшебная ночь, давайте оставим скуку бизнеса понедельнику.

В десять в моем офисе вас устроит? Моська, заткнись уже, утомила! Советник The Counselor Дом призраков Haunted Дом клоунов Clownhouse Приучает сына убивать оленей. Моргающий детектив Джилленхол всё ещё моргает. Плачущая мать-Мария всё ещё плачет. Потом будет финт ушами. Американский ремейк французского фильма. Персонажи ленты представляют собой ярчайшие архетипы. Учительница A Teacher Ручная камера, расфокус, густые цвета, вязкая палитра, тихая американская осень. Сошествие в ад Descente aux enfers Психологический детектив, можно даже сказать, южный нуар.

Очаровательная Софи Марсо, пышущая безбрежной подростковой сексуальностью. Убийства, эротика, коррупция, экзотика, насилие, любовь, алкоголь, адюльтер. Газовый свет Gaslight Джозеф Коттон, исполняющий роль спасителя прекрасной принцессы, исполняет роль спасителя прекрасной принцессы. Возможно, полезнее просто ужинать тортами. Конечно, такое беспардонное поведение могут себе позволить только штурмовики СС.

Теорема Зеро The Zero Theorem Дублёр La controfigura Побудь в моей шкуре Under the Skin Клетка счастья The Happiness Cage Выживут только любовники Only Lovers Left Alive Нарушительница The Intruder Пьяница, пошляк, циник, развратник. Сумасброд, психопат, дьявол, дебошир. Даже свидетелей могу отыскать.

Никита-двойная жизнь Shattered Image Наконец потушив огонь своих чресел, убогий старпер внезапно задаётся крамольным вопросом бытия: Страх отпирает двери Fear Is the Key Однако господин МакЛин рассудил иначе.

Голоса актёров, движения камеры, взгляды, жесты, недомолвки. Люди действительно страдали, действительно боялись, действительно любили. Кинематограф мёртв много лет. Зависть, потаенная ненависть, бессилие, отчаяние, угрызения совести, страх. Просто версия Шарля Перро лучше. На гребне волны Point Break Когда мужское кино ставит женщина, получается женское кино с Я.

Каньоны The Canyons Былая культура кино действительно мертва. I Want to Live! Я люблю Роберта Уайза. Анна Каренина Anna Karenina В доме Dans la maison Разные варианты развития событий. Мускулистое, настоящее мужское кино вымерло. Социальная сеть The Social Network Я, вон, концерт дирижировал! Скорей бы воскресенье Vivement dimanche!

Окей, кажется вводная часть удалась. Десять негритят Ein Unbekannter rechnet ab Отдел нравов Miami Vice Оклахома, как она есть Oklahoma Crude Высокопарные фразы, громоздкие цели, претенциозные средства. Короче, дело было так:

Watch Mature gets nailed in dirty threesome online on monpriv.ru YouPorn is the largest Asian porn video site with the hottest selection of free, high quality hairy movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing! Watch Extermination Spy Cloaked By Super Race online on monpriv.ru YouPorn is the largest Amateur porn video site with the hottest selection of free, high quality filth movies. Enjoy our HD porno videos on any device of your choosing!

Порно Член В Грудь

Add to playlist: Login to use this Description. honoka av debut. Report this video! И, конечно, случиться это должно было именно тогда, когда Росс на съемках. Будь Росс.

Грубо выебал в анал сисястую мамочку с огромной задницей Холли Халстон (Holly Halston)

Download Fuel Economy Data. Fuel economy data are the result of vehicle testing done at the Environmental Protection Agency's National Vehicle and Fuel Emissions Laboratory in Ann Arbor, Michigan, and by vehicle manufacturers with oversight by EPA. Два каких-то чудика только и делали, что брели по пляжу, похожему на огромный пустырь и городскую свалку одновременно и спорили о чём-то, с преувеличенными мимикой и жестами. Наконец, один из них упал лицом в грязь и.

Anita P – Анита П – индивидуалка с большим аналом и классными сиськами порно звезда

А Бог свидетель, подтягивать есть что, несмотря на гимнастику, йогу и классы современных танцев.

Пошлая Ariella Ferrera И Зрелая Puma Swede

Голливудские жены том 1-2.

Фото Порно Фетиш Зрелых

Attention! Revised Estimates

Кобылу С Большой Грудью Прокатил На Члене Ненасытный Любовник

Порно Полные Зрелые Скачать Бесплатно

Дающие Молоко Сиськи

Блондиночку Хорошенько Отшлепали По Ее Просьбе - Смотреть Порно Онлайн

Остин Тейлор И Мелани Монро Заглатывают Член

Подыграла Себе Сиськами / The Life Of The Party (Noelle Easton) (2019) Hd 1080

Ради работы, красивая горничная идёт на уступки своему хозяину и жарко отсасывает его член смотреть

Порно Группы Мобильные Блондинки

Paradise Summer – Парадиз Самер – Маленькая Грудь У Блондинки Порно Звезда

Женщина Держалась За Дверцу В Туалете И В Общественном Месте Получала Удовольствие С Парнем И Его Бо

Блондинка Lena Nicole  расставляет ножки и делает фото вагины порно фото

Зрелая Женщина Ласкает Член Своей Киской Не Погружая Его В Себя

Пригласил к себе домой стройную блондиночку - смотреть порно онлайн

Порно Видео Анальная Травма

Порно Анал По Принуждению Видео

Массаж Члена Сиськами И Парой Мокрых Отверстий - Смотреть Порно Онлайн

Онлайн Порно Видео Лесбиянки Большие Сиськи

Блондиночку Хорошенько Отшлепали По Ее Просьбе - Смотреть Порно Онлайн

Домашнее Порно Зрелых Мам

Horny pov teen cumshot - monpriv.ru

Зрелая Начальница Порно Онлайн

Секс Большом Член Негр

Cleo D – Клео Д – Блондинка С Красивой Попкой И Кружевными Трусиками Порно Звезда

Ассоциированные Члены

Самые просматриваемые:

Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Dairan 19.12.2018
Член Порнуха
Gujora 21.11.2019
Порно Фотографии Секс Фото
Nehn 21.11.2019
Индийский Порнуха На Телефон Ютуб
Gardakinos 26.12.2018
Порно Видео Язык В Жопе
Kajinos 10.06.2019
Япорночку Трахают
Мега Большие Сиськи Вульгарной Блондинки Келли Заставили Самца Позабыть О Делах И Трахнуть Дикую Жен

monpriv.ru