monpriv.ru
Категории
» » Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

Найди партнёра для секса в своем городе!

Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника
Лучшее
От: Nezilkree
Категория: Зрелые
Добавлено: 31.05.2019
Просмотров: 4996
Поделиться:
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

Сами Большой Член Мира Порно

Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

Онлайн Порно Бесплатно Большие Сиськи

Девушка С Маленькими Сиськами Сосет Хуц

Брюнетка С Супер Видом Сзади, Принимает Толстый, Упругий Член Во Влажную, Бритую Пизду

Винни съехал с кольцевой и направился в сторону города. Миновав пару домов, он свернул в узкую боковую улочку и, подъехав к одному из зданий, остановился у тротуара. Их никто не преследовал. Тони взял сумку, вылез из машины и направился к багажнику. Ему потребовалось пятнадцать секунд, чтобы сменить номер. Снятый номер — краденый — он бросил в сумку. Из багажника Тони достал две картонки яиц, завернутых в полиэтилен.

Сняв полиэтилен, высыпал яйца в сумку, сверху бросил полиэтилен. Закрыв сумку, он разбил яйца. Это были тухлые яйца, о существовании холодильника они и не догадывались.

Теперь вонь от сумки и ее содержимого дойдет до небес. Плотно закрыв сумку, он забрался на заднее сиденье. В полумиле от кольцевой они видели большой жилой комплекс. Винни медленно проехал через стоянку. Свалка находилась позади нее. Тони проковылял к свалке, выбросил сумку, а затем проворно вскочил в машину.

Остановка заняла всего четырнадцать секунд. На кольцевой движение остановилось. Автомобиль полиции штата Мэриленд появился через три минуты и перекрыл восточное направление трассы. Взглянув на останки бордового "крайслера", полицейский по радио вызвал скорую и передвижную кримлабораторию. Через некоторое время появилась еще одна патрульная машина и остановилась позади первой. Патрульный занялся регулированием движения.

Любопытство овладевало всеми, проезжавшими мимо, но, как только третья патрульная машина с мигалкой остановилась по другую сторону разделительного барьера, перекрыв поток машин, двигавшихся в западном направлении, движение на всем северном участке кольцевой дороги Вашингтона замерло. Пиош и Ансельмо добрались до центра города по Балтиморскому бульвару и, оставив машину в гараже, пообедали в небольшом итальянском ресторанчике, где их хорошо знали.

Официант уговорил их попробовать замечательное красное вино с севера Италии, гордость заведения. После церемонии вскрытия бутылки официантом они не торопясь, с наслаждением потягивали прохладную терпкую жидкость и лениво просматривали меню. Времени у них было достаточно. Снаружи сумерки постепенно сменились ночной тьмой, стало холодать. Ночью едва ли будет выше нуля. Репортер "Вашингтон пост" вместе с фотографом подъехали к месту аварии с восточной стороны.

Информацию они получили от полицейских. Добираться им пришлось минут тридцать, подолгу простаивая, пока не удалось наконец-то приткнуть свою машину впереди полицейского автомобиля, что стоял у разделительного барьера. Они оба выбрались через дверь со стороны водителя и некоторое время стояли, разглядывая то, что осталось от бордового "крайслера", лежавшего за барьером.

Вертолет телевидения кружил над головой, достаточно высоко для того, чтобы его винты создавали лишь легкий ветерок, который разгонял выхлопные газы скопившихся автомобилей. У него мясистое и такое усталое лицо, подумал репортер. Он и сам не отличался особенной бодростью после долгого дня. Хотя Милк с пониманием относился к таким репортерам, как этот молодой из "Пост", сейчас у него дел хватало.

Милк внимательно следил за санитарами скорой помощи, укладывавшими останки погибшего на носилки. Лица не было вовсе. Фотограф достал свой аппарат и начал фотографировать. Он даже снял труп вблизи, хоть и знал, что редактор ни за что такой снимок не пропустит. Стреляли с правой стороны. Одна из пуль попала водителю в голову. Тело еще не опознали. Репортера звали Джек Йоук, двадцати восьми лет, рост шесть футов и два дюйма, стройный, подтянутый. Он молча наблюдал, как санитары несли труп к машине скорой помощи.

Затем они задвинули носилки внутрь, и машина, взревев мотором, с мигалкой и сиреной умчалась прочь. С того места, где стоял Йоук, была хорошо видна левая часть салона автомобиля, вся забрызганная кровью и мозговым веществом. Такие картины обычно вызывали у него отвращение, но не сейчас.

На его взгляд, все это, несомненно, достойно места на первой полосе, в отличие от скучных политических сплетен из Белого дома и из-за рубежа, которым обычно отдавалось предпочтение. Люди из тащившихся мимо автомобилей безучастно разглядывали разбитый "крайслер", полицейского и фотографа. Йоук внимательно осматривал все вокруг — поток машин, ограждение дороги, верхушки деревьев позади него. На западе виднелся шпиль церкви мормонов. Я же не могу опубликовать это, пока вы, ребята, не обнародуете имя.

Не могу поговорить с семьей. Йоук тоже не знал полицейского. Пару раз он его встречал, слышал это имя и даже пытался их сопоставить, свести воедино лицо и имя. В полсекунды обведете вокруг пальца. Он обошел машину Харрингтона, разглядывая окровавленную обшивку салона. Фотограф уже закончил снимать и позвонил в редакцию. Теперь он стоял позади редакционного автомобиля и ждал. Джек пошел вдоль дорожной полосы в западном направлении — навстречу движению.

Он увидел место, где машина врезалась в барьер, оставив царапины и следы краски и хромированного покрытия. Осколки фар и цветное стекло указателей поворота валялись на тротуаре среди грязи и мусора, рядом лежала случайно оказавшаяся здесь смятая банка из-под консервированной кукурузы.

Йоук опустил голову и внимательно осмотрел все вокруг. Глядя себе под ноги, он прошел еще сотню ярдов вверх по дороге, мимо окутанных выхлопными газами легковушек и грузовиков. Водители с любопытством смотрели на него. Некоторые потихоньку опускали кнопки дверных замков. Какой-то парень в кабине грузовика что-то его спросил, но Йоук молча прошел мимо. Если смотреть на восток, то видно было лишь место аварии.

Он посмотрел направо, на юг. Кроме верхушек деревьев, ничего не было видно. Где же сидел снайпер, когда нажимал на спусковой крючок?

Он вернулся к повороту, внимательно оглядывая голые сиротские ветви деревьев. На дереве его не могло быть. Только военному снайперу такое по силам. Йоук проскользнул между остановившимися автомобилями, перешел на южную сторону дороги и двинулся вдоль нее, осматривая пологий откос, уходивший в сторону ограждения.

Стрелявший мог стоять здесь, на обочине, и выстрелить через разрыв в потоке автомобилей. Где-то здесь, а потом "крайслер" врезался в разделительный барьер на повороте. Милк взглянул на него. Йоук поблагодарил полицейского и, не получив ответа, направился к фотографу, для этого ему пришлось перепрыгнуть через барьер. Дорган уселся за руль. Как только Йоук захлопнул дверцу, фотограф, обернувшись через плечо, начал сдавать назад.

Йоук вытащил из кармана штанов записную книжку, нашел нужный номер и стал звонить по радиотелефону. Йоук знал, Ласситер роется в своем компьютере. Секунд через пятнадцать Ласситер ответил.

Номер принадлежит "крайслеру" года выпуска, зарегистрирован на имя Уолтера П. Харрингтона, Бо Пип-драйв, Кейтонсвилл. Ты обещал мне билеты на "Гигантов". Мы сидели так низко, что видели только задницы "Краснокожих", стоявших перед скамьей. Ласситер не получит билеты на матч "Гиганты" — "Краснокожие", Йоук уже обещал их своему источнику из окружения мэра.

Репортер набрал еще один номер. Это библиотека "Вашингтон пост", отдел, где хранились микрофильмы всех выпусков газеты. Данные были заложены в компьютер. Водителя застрелили в голову. Посмотри, есть у нас что-нибудь на Уолтера П. Харрингтона, Бо Пип-драйв, Кейтонсвилл, Мэриленд. Харрингтон с двумя "р". И еще, помнишь ту эпидемию убийств на дорогах в Калифорнии пару лет назад? Можешь узнать, было что-либо подобное у нас в Вашингтоне? Он чувствовал, что Харрингтон не был жертвой снайпера, поскольку вокруг не было удобных позиций для снайперской стрельбы.

А сидеть черт знает где, да еще целиться в подвижную цель — вряд ли большое удовольствие для этих кретинов со снайперскими винтовками, подумал Йоук. А дорожные дуэлянты, разве не пистолеты их обычное оружие? Йоук постарался представить себе кого-нибудь за рулем автомобиля, да еще с мощной винтовкой в руках, из которой тот целится в водителя рядом идущей машины.

Что-то не очень походило на правду. Один с винтовкой, а другой за рулем. Так кто же, черт побери, был этот убитый? История для завтрашнего выпуска полна драматических подробностей, но бедна фактами. Снесенная выстрелом голова на кольцевой дороге — это сенсация. Но дальше должно быть все строго. Он должен постараться встретиться с миссис Харрингтон, если такая существовала, выяснить, где работал убитый, постараться вынюхать, у кого были причины желать его смерти. Это должна быть винтовка, но там нет подходящего места для стрельбы из нее.

А если стреляли с близкого расстояния, почему не воспользовались пистолетом или автоматом? За последние три года мне не раз приходилось видеть трупы. Там все было ясно, кто и почему это сделал.

Фотограф вел автомобиль по Коннектикут-авеню на юг. Йоук безучастно смотрел на мелькавшие витрины. Это был небольшой книжный магазин, что-то около дюжины квадратных метров, покупателей в нем в данный момент не было. За стойкой стояла высокая девушка, лет 25 — 30, с хорошей фигурой.

Она смотрела на Йоука через большие стекла очков, сидевших на ее носу на полдюйма ниже, чем требовалось. Если есть, буду рад подписать их.

Обувь у нее была без каблуков, и поэтому она оказалась еще выше, чем показалось Джеку сначала, всего на два или три дюйма ниже его самого. Мне кажется, у меня есть три экземпляра. Он достал ручку и написал на форзаце каждой из книг: Он вернул ей книги и проследил взглядом за ее рукой, когда она ставила книги на полку. Обручального кольца не было. Приехал сюда из Луисвилла, Кентукки, работал там в газете. Действительно, город ему нравился.

Обычно, а сейчас ему не хотелось об этом говорить, он объяснял это тем, что город напоминал ему огромный научно-исследовательский медицинский центр, в котором сосредоточились все образцы — по одному, а то и по нескольку — заболеваний, поразивших политические круги: В Вашингтоне они в избытке.

И все в чистейшем виде, у каждого на виду, пожалуйста, изучай, были бы желание и интерес. Вашингтон — это Эльдорадо для хитрых и дерзких, для всех этих ярко выраженных воров и мошенников, хоть в офисе, а хоть на улице, и каждый молится своему Богу. Я могу заехать за вами после работы или Ребята из группы не так уж хорошо знают друг друга, это, скорее, вечер знакомства для всех. Мне действительно будет очень приятно, если вы составите мне компанию.

Йоук действительно изучал испанский. Он не терял надежды уйти из отдела новостей и уехать куда-нибудь в Латинскую Америку от иностранного отдела. Это позволит ему, думал он, покончить с бесконечной скукой последних лет. В их отделе на каждый материал приходилось по нескольку репортеров, и не каждая заметка попадала на первую полосу.

К восьми вечера Джек Йоук кое-что узнал. Имя погибшего Уолтера П. Харрингтона никогда не упоминалось ни в одной из статей "Пост". Полиция привезла его жену для опознания. Даже не знаю, то ли смеяться, то ли аплодировать….

При всех традиционных авторских недостатках — откровенные длинноты, неуклюже-слабо выписанные женские характеры, чрезмерный пафос и т. Фанаты воспримут книгу с энтузиазмом, еще не разочаровавшиеся поклонники — не разочаруются. Полицейский сыщик Виктор Грай. В городе, где царит вечная осень, где легко можно стать тронутым Вечностью, где все происходит по законам технофэнтезийного нуара. Описания Безвременья-Вечности по-прежнему несут минимум информативности, но стали еще более гнетущими, что не только играет на общую атмосферность, но и подтверждает рост мастерства Корнева.

Главное, исчезли стилистические огрехи свойственные первой книге, четка и выверена детективная линия, нет никаких вопросов к построению сюжета, а на горизонте, наконец-то, замаячила по-настоящему Великая Тайна, Требующая Разгадки. Ничего не оборвано, ничего не раздуто — все описано ровно настолько подробно, насколько необходимо. Как на мой вкус, следующим романом подцикл помнится, автор обещал серию независимых, связанных только персонажами, книг-расследований с локальными сюжетами должен быть закончен, Часовщик — пойман.

Начало основных логических линий, локаций и интриг додумать получится. Но и им лучше, а всем остальным — обязательно, начать с первого романа цикла. Как и книги отцов-основателей нуара, сериал Корнева, согласно новейшим квазилиберальным веяниям, публиковать нельзя. Из-за сплошной пропаганды табакокурения Особенно умилительно в этом разрезе выглядит попытка Грая ограничить себя в употреблении сигарет.

Взять метод на вооружение, что ли…. Лучшее в сборнике — название. Как маркетинговый ход — пять с плюсом. Считать, сколько в томике призраков и сколько пулеметов, право, не стоит. Есть и те, и другие, хотя на мой вкус, да и по принципу — назвался груздем, полезай в кузов, можно было бы и побольше. Мой безусловный фаворит — Бачило. Великосветская стимпанковая авантюра в альтернативной Европе с тройным предательством, поданная от лица маргинала.

Кстати, пулеметы в тексте мелькают, а вот призраки, увы. Хороша Удовиченко — сильнее всех в антологии сыгравшая на ниве Шерлокианы, убедительно объединив детектив со стимпанком, и усилив стандартный для сборника коктейль нетривиальной концовкой. Хороши Уланов и Свержин, но их рассказы относятся к уже известным циклам, со своими продуманными мирами и будут более чем приемлемы в любом печатно-электронном виде, а не только в этом сборнике.

Остальные новеллы, увы, если и хороши, то в чем-то одном: Гурова в умилительной простоте, Шакилов — в красивой фэнтезийной правде жизни, Раткевич — в показательной дедукции, К. Отсюда и мои оценки рассказам — две тройки, пять четверок, столько же пятерок…. В общем, продукт вышел довольно традиционным для антологий русскоязычной фантастики. Опыты начинающих да и не очень авторов, безусловно, любопытны.

Но осанну подавляющему большинству сборников спеть невозможно. Впрочем, свое дело их авторы-составители делают, и за это — большое спасибо. Школ волшебного мастерства было немало, а будет еще больше.

Но писать про школу, ради написания про саму школу — с абсолютно однородно-картонными характерами учеников?.. Возможно, поэтому и удались — и весьма удались — в отличии от студентов, образы преподавателей. Они временами утрированы, но в целом, максимально прописаны, осмысленны и впечатляющи.

Тысяча и одна главок-эпизодов, эдаких коанов размером от абзаца до трех страниц, заканчивающиеся ударной фразой разной степени философско-иронической философской, иронической, юмористической или поучительно-педагогической убойности: Неплохое ироническое science fantasy с элементами постмодернизма.

При этом ирония в книге встречается совершенно всех категорий — от бесподобно легкой, до ярко сатиричной. Кстати, именно юмор поначалу даже нарочит: В общем, свое, далеко не скромное обаяние роман, безусловно, имеет.

Прочитать и получить разномерную долю удовольствия может практически каждый. Но целевая аудитория книги все-таки ограничена. Если прекрасный пол, в массе своей, полностью оценит ее практически в любом возрасте, то мужская половина, пожалуй, только в юношеском.

Если вернуться к стилю, есть еще один вариант: Автор опомнился с финансовой темой: Ну, и начал подкладывать Нику не рояли — роялища. Злотников вспомнил, что неплохо бы провести кой-какие аналогии с российской современностью. И, как с ним часто бывает, забыл вовремя остановиться. Повесть, в отличии от предшествующей, элементарно не вычитана и носит все прочие следы спешки вплоть до избыточной динамичности. В итоге получаем яркий, если не ярчайший, образчик разновидности современной русскоязычной фантастики, читающейся запоем, но имеющей крайне отдаленное отношение к литературе.

Да, и все неумолимее встает на последних страницах призрак Князя… ну, или на худой конец, призрак его пути. Двух главных героев круговерть гражданской войны швыряет от Питера до Швейцарии, регулярно сводя для спасения друг друга, и вновь разбрасывая.

До смуты они оба были вполне благополучны, герой отрицательный таковым и остался, найдя себя в служении даже не революции, а одному из ее буревестников.

Герой положительный — вечно сомневающийся, самоистязающийся и сентиментальный интеллигент — о благополучии, даже относительном, может только мечтать, по какую сторону баррикад он не находился бы…. Начинал читать роман с некоторым отторжением, поскольку являюсь политическим оппонентом Акунина. И поначалу некие аллюзии с последними политическими событиями зимы-осени, на самом деле, автор разбрасывал. Чем иначе, к примеру, может быть следующая сентенция: Но довольно быстро стало понятно, что ничего более простого романа о гражданской войне передо мной нет.

Ибо, где вы сегодня видели второе? Разве что, в лице самого Акунина…. Но качественный и вполне достойный роман о гражданской войне — да. Очень ценю короткую прозу Михаила Харитонова. С крупной знаком не был.

Настолько грандиозном, что тогда решил — как-нибудь потом. Профессор АБС изложил все именно так, как было. Вот только о многом он не знал. Его история — хрестоматия с картинками для школьников. История Харитонова — для спецов. Для узких спецов с высшим доступом. Место быть имеют, как первая, так и вторая. Как, возможно, и последующие. Для студентов специализированных вузов. Для… В общем, история многогранна. Но одновременно перед нами еще и гигантская энциклопедия по Миру Полудня.

Максимально расширяющая его, и дающая объяснения массе мелких и не очень нестыковок. Которые школьникам, в подавляющем большинстве, просто незаметны. Скрыты за яркими героическими картинками. Плюс едкая сатира на современные управленческие структуры. Плюс отличная, почти годичная робинзонада в сверхзамкнутом пространстве. С классным, не напрягающим, почти минимальным, но здорово говорящим психологизмом. И одновременно перед нами — книга о вечных ценностях.

О любви, в конце-концов. Как это было и с книгами АБС. Таков роман почти до самого конца. Который, сообразно объему, занимает десятую часть всего текста. В финале Харитонов еще раз ставит все с ног на… уже даже не на голову. Переворачивает все еще несколько раз в многомерном пространстве интриг.

Правда, уже не столь виртуозно. Казалось бы, факап… Но на общем впечатлении от потрясающего модерна по книгам АБС это не отражается. На сегодня — единственный крупный фанфик рассказы и повести не в счет — имя им легион, и у каждого из нас — свои фавориты обязательный к прочтению всем фанатам Полуденного цикла. Другой вопрос, что воспринять его можно неоднозначно. Но читать — обязательно. Все остальные максимальные баллы были выставлены прочитанному ранее.

Шикарная, хотя и вызывающая сомнения в возможности реализации исторической альтернативы указанным путем, книга. Все-таки, как уже отмечено, вряд ли смерть пары-тройки политиков может решить системные проблемы.

Хотя… если подойти с другой стороны — кто пришел им на смену… В общем, заманчиво. Красиво, с точки зрения некоей мимолетности, с точки зрения самого легкого способа решения проблем. Для фантастики — самое то. Зато психологически особенно, для читателей — сторонников Державы кода выписана изумительно. Да, она слишком фантастична. Да, повторюсь, вызывает сомнения ее историческая возможность и историческая целесообразность.

Но… Все нивелируется реализацией Мечты и слогом. Повествование рублеными фразами от первого лица как только наступает время диалогов, сразу же чувствуется недостаток мастерства автора, похоже, именно потому их и мало читается сверхлегко.

Радует резкое ускорение темпа в последней четверти романа. Именно так и только так следует подходить к коде. Ну, и два мощнейших эпилога. Что еще надо читателю? Под занавес, процитирую Тимолеонт. Ибо, лучше не скажешь: Нет здесь ни особых стилистических изысков, ни каких-то философских экзерсисов, ни, тем более, литературных вершин.

Красиво, конечно, иногда бывает: Но редко и патетически стебно. В целом же, сюжетно — угарный трэш, подобный русскому бунту, а по сути — модерновый сюр, не менее бессмысленный, чем русский бунт. Можно было бы расшифровать, о чем речь, но в таком виде это даже вернее, чем у автора — кто прочитает, согласится. Хватает и другого скотского натурализма, но главное — массовое кишкопускание. Тем не менее, оценка — семь. В сюжете полностью отсутствует надрыв за исключением, разве что, части эпизода из детства гг.

Даже драйв, в котором в принципе роману не откажешь, так же выписан пастельными тонами. Да, здесь в наличии и преступления, и товарно-денежные отношения и просто м-м-м Скорее всего, продолжение в руки не возьму. Отлично, что самые неразгадываемые, казалось бы, тайны находят лежащие практически на поверхности, абсолютно приемлемые разгадки. Как голограмма, закрывающая вход в Токеранг, или как возможность найти Хитрых Мастеров через ауру, а то и просто — как сбежавших ларов — через кидание в них чем-то безобидным.

И даже мегазаговор имеет вполне допустимые для социальной системы Талара корни. Конечно, есть немаленький рояль — Дор Террах. Тем более, полностью соответствующих стилю? Кстати, с Горротом, как выяснилось, тоже можно было разобраться, пусть аляповато, но без магии, и Сварог с Канцлером об этом знали. Памятуя о том, что перед нами не более, чем развлекательное чтиво, их почти нет. Даже — редчайший со мной случай — не торопился читать, растягивая удовольствие.

Второй минус лежит на поверхности. Читать роман, разбитый на три тома, дважды ожидая выхода следующей части — очень не айс. Представьте, каково читать развязку, спустя 10 месяцев после основного действа?

А так — при всем уважении — только семь. Начало, хоть и включавшее немало стандартных моментов, обещало приличное удовольствие от прочтения. Но потом, как-то незаметно и сравнительно быстро, увеличилось число лишних слов, серьезно забуксовала интрига, сюжетные повороты стали читаемыми за парсек, а психологические портреты большинства героев оказались откровенно высосаны из пальца… В общем, от дуэта Лукьяненко — Громов я ждал откровенно большего.

На момент написания этого отзыва средняя оценка фантлабовцев слегка переваливала за четверку. Позвольте, коллеги, думаю все не так плохо.

Причем без ущерба для психики, литературного вкуса и общей оценки творчества соавторов. Получил — даже не топтание на месте, а шажок назад. И по мне — очень даже неплохой. По большому счету, перед нами далеко не лучшего качества технотриллер ужасно далекого будущего. Но… Но определенные прелести в нем есть.

На них — прелестях — и остановимся. Затем действо приобретает единственный и абсолютный вектор движения, а стиль стабилизируется на уровне добротного кича. После этого речи о том, что бы закончить чтение уже не идет. Но у меня имеется давняя мечта, в которой умные авторы объясняют глупому мне, что же такого замечательного вытворяет герой, чтобы на него обрушивались всякие разноплановые ништяки.

Из рассказа в рассказ кочует этот образ одиночки, разговаривающего с медузами, майонезом, чистящими порошками итд — после чего, обременённый материально-моральными счастиями неизвестного происхождения, герой уползает в закадровое светлое будущее.

Всякие учёные тьфу на них, раздолбаев, разумеется обнюхали всю планету, вычерпали ситечком весь океан — дохлый номер. А потом пришёл герой героический, бросил в море камушек даже не невод! И ладно бы просто попёрло, в своём личном направлении — но нет, подхватывает оно под белы рученьки героя и уносит вдаль. Ему по башке камнем прилетело, чтоль? А брат-помощник Миша, похоже, засланный казачок.

Уж больно шустро он перековался, захлопнул своё орало и развешал точные ярлыки с диагнозами на все произошедшие события. Замечательный во всех отношениях рассказ, который и читать интересно, и приподразмыслить есть об чем. Образ главгера слегка подплыл. Честно говоря, многовато резких переклиньев для одного героя одного рассказа.

Финал слился всерьёз или я чего всерьёз недопонял. Как показал случай со слонятком, ходячий арбуз вполне смертен. От пуль, а от ракет — подавно. Но кто тогда припёрся помирать к мадам Бордо?

Но кто тогда эти славные робингуды в зелёных труселях и с луками? И почему мириады рейнджеров шакалят по всей планете в поиске арбузов, а в месте их гарантированного ракетного захоронения даже ларёк с лимонадом не поставили?

И к чему были эти понты с кровавым явлением к мадам Бордо, у них там что, интернет отключили за неуплату или вифи в кафешках не работает? Очень даже прекрасный рассказ про подростков, про первую любовь, первое столкновение со смертью, первый выбор. Всё это на волшебном фоне заграничных курортов, да ещё и с поднятиями древних кораблей — чем не сага в пиратско-романтических ореалах?

Однако рассказ про подростков, но не для подростков. Слишком многое у автора осталось за кадром, слишком многое он предложил читателю додумать самому. А тут без пары высших образований не справиться.

Уже с первых строк читателю предложено потренировать память на безликих именах — Сева, Мишка, Ника, Ким, Евыч-Ева, близнецы какие близнецы? Чтоб было не скучно, упражнение разбавлено маленькой загадкой: Ева и Евыч — одно лицо или разные, особенно когда глаголы к ним в настоящем времени, то есть по роду не определить?

Далее возникает внезапный конфликт вокруг Земли. Предположительно, внезапность конфликта надо списать на подростковость героев. Ок, мы делаем эту уступку и забываем поразмыслить, а что это вааще за конфликт, как таковой?

Авторский мир не выглядит отсталым, скорее даже продвинутым, со знанием космических перелётов, он не выглядит изолированным, фанатично-религиозным итп — так откуда крики про выдуманную Землю и ложь в ЕГЭ? То есть, смена — это нечно более крупное, чем лето.

Потом бабушка Ким — из Белого сектора и 3 смены отмотала. Она отмотала и её наградили сектором, как орденом? Или БС — это типа тюрьмы, зона мутантов и отребья, поэтому бабуля корячилась трижды? А тут ещё геройский папа заявляет, что за сыночкин полёт их с мамой оставят на вторую смену наказание? Недоговорённость мира усугубляется особым статусом Севы. Сцена с древним цтиником, должно быть, наполнена потаённо-глубинным смыслом, но я уже утомился искать объяснения, потому сдаюсь — я не знаю, шо это было и зачем это рассказу.

Начиная с эпической битвы и заканчивая не менее эпической победой по очкам. Явление отца — видимо, мифологический архетип возмужания героя если отметать версию подкустовного пианина. За героев ЦА и за интересное просветительство — молодец автор, парадоксов друг! Хотя, конечно, представляется рисковым использование камер психотрансляции мелкими частными фирмочками.

Самое легкое, что приходит на ум: Работал я как-то кочегаром на яхте Абрамовича. Ну, это только звучит круто, а на самом деле при взгляде из кочегарки — что яхта Абрамовича, что самый ржавый танкер — однофигственно. Потом с напарником меняешься — он кидает, а ты отдыхаешь, давишь ногой на педаль открытия дверцы под его заброс.

Потом — назад меняешься. И так целыми днями. Утром мы — белые, вечером — чёрные, ночная смена наоборот, сплошной монохром. Вот и в рассказе современники что-то совсем плоские получились, прям люди-функции. Поразукрасить бы их как-то, кинуть в будни фирмы не только клиентов, но и жизненных деталюшечек, в которых смак. Прям все эти соленые капли на коже — манят чертовски, так и ускакал бы купаться на ближайшее море, если бы оно не было холодным и за тыщу километров.

Работал я как-то таксидермистом в Баден-Бадене. Работа, честно говоря, скучная — ну какие звери в Б-Б? Только если случайная туристка принесет чихуахуа или сфинкса, сдохшего от санаторной обожратушки. Но однажды приходит местный абориген и заказывает: И требует какое-нибудь экзотическое чучелко, типа крокодила или анаконды — дескать, он его самолично поставил к стенке и расстрелял. У меня в запасе одни кошечки-собачки из заказанных, но невыкупленных хозяевами.

Плюс запчасти — глазки там стеклянные, мех искуственный различного окраса и длины, ну итп. Но деньги платит хорошие, не откажешься. В общем, пошли мы вместе к этому его фотомонтажеру и организовали пару статей про редчайшую зверушку, что водится исключительно в дебрях Амазонки, и внешностью сильно смахивает на помесь попугая, крысы и мартышки чучело попугая раздобыть не проблема.

Ну а потом — дело техники: Заказчик был счастлив, даже на свадьбу приглашал. Вот и в рассказе — по-отдельности красота красотищенская, а вместе — попукрышка: Работал я как-то нищим в Кейптауне там белых нищих дефицит, так что подавали хорошо, дело выгодное. Заодно наблюдал таборы пингвинов на местных пляжах.

Все семьи как семьи, но попадаются среди местных водоплавающих орлов недоросли, которые рожи наедают шире родительских, но при этом в море так и не залазят, а кормятся исключительно отрыжкой из глоток у папы-мамы. Но их маленький раёк кончается, когда табор уходит в небо — на лето пингвины сваливают в Антарктику. Папа-мама мигрируют, а их великовозрастные детишки остаются щёлкать клювами на берегу, пока собаки их на ужин не пригласят или в зоопарк не заберут.

Вот и в рассказе непонятно с каких радостей на героя прицелилась хищная хитромудрия из ацкого ада — не то ее кризис среднего возраста вызвал, не то телевизор нашаманил. Но лысеющего мальчика продолжают спасать и опекать его родители…. И был там один придурок, племянник директора, которому дядя разрешил развивать врожденный талант: Я утром прихожу на работу — кругом бардак, забеленные холсты всяким г-ном замазаны, на полу-стенах-потолке пятна итд… короче, замучился. Прям не знал, что делать, пока правда не вскрылась: Оказывается, этот гад так мусорил, чтобы безнаказанно краску воровать.

Вот и в рассказе так. Вроде герой возрос сам над собой, даже девки молодые теперь на него косят, но почему? Нет написано в рассказе — потому что представил себя в клетке пенитенциарной системы, то есть банально испугался наказания. Герой такой мимимишный, как щенок, который пытается зарычать грозно, а получается потешное тявканье это я ни в коем случае не про авторскую подачу, это именно про героя, что бы там автор сам про него не думал.

Работал я как-то в шапито — за слонами и прочими верблюдями навоз выгребал. И были там два лучших кореша: В надлежащее время, как положено, Матильда опоросилась или опоросятилась? Большую часть свинодетворы пустили, ясное дело, на колбасу и холодцы, часть продали, парочку оставили.

А Мата чует, что чтой-то маловато народу сиську сосет, нервничает. И тут на помощь пришел лысый Яша — вполне себе вообразил детство и стал вместе с поросятами вовсю сосать Матильду, а новые братишки у него вроде игрушек. Вот и в рассказе также. Вроде взрослый мальчик, институт в судьбе был, а протест у него, словно впервые письку увидел и заодно узнал, что папенька с маменькой тоже тавой….

Вовремя тяпнутое Шабля очень даже хорошо. Работал я как-то медбратом в Солигорской больнице, хотя к медицине никаким боком, но так уж вышло. И был у нас знаменитый хирург Зарецкий, золотые руки, дядечка пожилого возраста.

С ними своя безопасность, шаолини в костюмах. И на почве беспробудных деловых переговоров организм у какой-то шишки треснул. Вся больница в китайских секьюритях, им не объяснишь, что доктору перед операцией спирта стакан полагается.

Но это полбеды — по старинному русскому обычаю пронесли бухло в операционную в грелке, операция прошла успешно. Но теперь надо трезвого доктора китайцам предъявить — чтоб ручки пожал, чтоб про здоровье главного рассказал… Короче, уложили Зарецкого тут же на стол и, пока он пьяным дрых, вырезали ему аппендицит. А китайцам сказали, что доктор так старался, что у самого приступ случился, но он ихнего спас и только потом — под нож.

Чуть было на китайскую медаль Зарецкий не наработал. По сюжету выходит, что надо было налить ноябрю кофею, чтобы с этой карусельки слезть. Вот только чашка кофе как-то никак не гармонирует с героиней, ничего на нее не завязано, никаких внутренних и внешних катарсисов.

Нет системы, связок между событиями — героиня даже вино пьет французское, а покупает итальянское. Как рассказ, разумеется, сама по себе смерть достойной не бывает. Работал я как-то шпалоукладчиком под Тюкалинском, так была у меня напарница Маруся — здоровенная бабища не то из староверов, не то из изуверов. Из тех, для которых блага цивилизации — ни-ни, на машине ездить нельзя, в телевизоре чёрт живёт, и всякий айболит — его служитель.

Но случилось так, что одним прекрасным летним днем мы пообедали и задремали прям у дрезины накануне праздник был, так что подремать нужно было. Просыпаюсь я от диких воплей — Маруся шпалу ухватила и прыгает с ней по всей железке, орёт сиреной, по сторонам деревяшечкой машет. Оказалось, залез ей в ухо слепень и давай кусать. А она спросонья навоображала себе чуть ли не прямой телемост с богом и второе пришествие.

Вот так и в рассказе. Работал я как-то егерем в Гоби-Гурвансайхан. И кругом на тыщи вёрст — одни монголы. Дело было в веселых девяностых, про нейроинтерфейсы ещё никто не слыхал, а в Монголии — и про мобильники тоже. Короче, поговорить не с кем. Но шоб вы думали? Выехали мы как-то с моим напарником Тайчы архарам сено раскидать зимой было , и пока Тайчы сено в кормушку совал — откуда ни возьмись прискакал бешеный кулан и со всей дури цапнул моего напарника за руку.

Я перепугался, ну и заорал матерно на всю Монголию. Кулан, хоть и бешеный, а испугался великого и могучего, ну и ускакал. К тому, что монголы решили, будто я волшебный заговор против бешеных тварей знаю, и уже через месяц я со всеми сотрудниками душевно общался на русском матерном. Цивилизация наша, хоть у монголов, хоть у турок, вполне себе техническая, значит, прежде чем внутрь мозга какую-нибудь хрень вживлять хоть нейроинтерфейс, хоть глиста думающего — сначала внешний обвес организуют.

Хотя бы чтобы понять, как эта хрень будет действовать. Так что проблема главгера мне вельми странна — ну ходил бы он не с чипом под черепушкой, а с чипом на черепушке, для мировой революции какая разница? Отчего-то авторы беспричинно надеются, что читатель — это вроде родственника или знакомого. Можно прийти к нему, что-то рассказать, а он станет слушать, и даже если пошлёт в душе — внешне всё будет пристойно.

Читатель — это просто случайный прохожий, который нечаянно остановился у вашего рассказа завязать шнурки. Это я к чему? К тому, что всякий раз, когда вы собираетесь что-то рассказать, нужно представить, как вы подходите на улице к первому встречному и говорите: Проект начинался как попытка создания искусственного интеллекта, но в процессе разработки трансформировался в нечто совсем иное.

Было очень интересно узнавать, смогёт ли героиня на финише отрешиться от рутинного гламура за-ради ой мордели или ещё по каким своим внутренним причинам. Еще хотелось узнать, выскочит ли Бобило в сюжете или первый ёпизод так и останется висеть в воздухе без связки с остальным. И конечно интрига — зачем мордели курили такой толпой, если потом играет одна ая?

В целом — очень хороший рассказ, который был бы совсем хорошим и мегакрутяцким, если бы не одна ма-а-а-а-а-а-а-аленькая логическая проблемка. Жесткое порно с садо-мазо? Легко — снимаются клоны. Гладиаторские бои а-ля натюрель? Да круглосуточно и с тотализатором! Этпрям не чудо-слово, этпрям много килознаков чудесных слов! Рассказ, который хочется читать и читать бесконечно, до того он приятен и красив и строен, как рождественская ёлка.

Скупыми деликатными мазками рисует автор ацкий ад, разверзшийся для маленькой девочки в этой странной деревне поломанных вещей. Что там буржуйские золушки и прочие белоснежки? Какие у них проблемы — пара-тройка дебиловатых родственников? Здесь — вся деревня в едином порыве гадит в жизнь героини: Сплачивается вездессущая детвора в ненависти к девочке. Дед, погруженный в жёсткую немецкую порнографию, выжимает из себя последние соки, наплевав на покос и надои.

Бабка фуфайками отваживает от деревни чужаков: И — как луч света в тёмном царстве, как Грей на алых парусах, как фаберже из курочки Рябы! Вниз, - так, внизу мои ноги, - не ласты, не хвост русалки, и не удлиненные пальцы с перепонками, - и на том спасибо. Спинного стабилизатора между лопаток я не нащупал. Значит я не Ихтиандр.

В процессе своих беспорядочных движений и ощупываний из вертикального положения я переместился в горизонтальное положение. Оказывается, мне так удобнее. Взмах рукой, - и тело начало движение в упругой — точнее вязкой, - воде. Толи круговое, толи боковое движение. Я вдруг подумал, что вода, попавшая в уши, должна была бы меня беспокоить, - не зря же охотничьи собаки прикрываются длинными ушами… Но и подобных ощущений я не почувствовал, сколько бы ни прислушивался.

Или местный гигантский спрут не тянет со стороны моей спины ко мне свои загребущие щупальца… Вот ведь, блин, необузданная фантазия! Вместо волнения о том, что со мной происходит, я начинаю клоунадничать… Может, спрут красного цвета и протягивает мне тоже пистолет, — от акул? Глаза сфокусировались лучше, и я увидел вокруг себя листья растений, - явно подводных, а не наземных.

Они колышутся, - похоже, в такт моих движений, но и под воздействием как бы течений… Я не силен в распознании морской флоры, потому не могу сказать, по какому меридиану или по какой параллели такая растительность.

Потому ориентироваться по виду местной зелени не смогу. Мне всегда казалось, что водоросли в любой части Земли практически одинаковые, - если они есть. Ну, я понимаю, что кораллы на полюсах Земли не живут.

Но дальше мои познания не простираются. Вот с фауной — дело другое. Говорят, что фауна полюсов и экватора сильно отличаются… Ха-ха-ха… Конечно, белый медведь и пингвины резко отличаются от тропических рыбок и морских коньков! Значит, так… Какие органы чувств и ориентации в пространстве у меня сохранились? Изо рта не вышел воздух, но и струи воды тоже не видны и не чувствуются.

Значит, я всё-таки в воде? Я похлопал в ладоши, - прикольненько! Делаю гребок руками, другой… Взмах ногами… А ногами удобнее! Делаю рыбьи движения ногами и начинаю двигаться… Ихтиандр, блин!

Протянул руки вперед, потянулся ввысь, как при просыпании, - затекают плечи от бездействия… ОГО! Потянулся, - и понесся вперед с такой силой, что рубашка в области пояса аж завибрировала! Забилась, как флаг на ветру. Понятно, - я представил себе, что повернулся, - и реально поворот произошел так резко, что меня словно на гонках кинуло в противоположную сторону. Опять повис над колышущимися растениями.

В их ветках, - или как это называется, отростки? Если так, то почему я теперь это не могу ощутить? Вообще-то у меня нет плавательного пузыря, как у большинства рыб, потому ни верх-низ, ни барометрическое давление воды я ощутить не должен в принципе… И даже если у меня есть газы в желудке или кишечнике, в этих органах не должно быть пространственного ориентирования. Например, Где у нас свет и воздух? А водоросли куда тянутся? Значит, их положение в пространстве в большинстве случаев можно считать вертикальным.

Значит, покачивающаяся подо мной плантация какой-то морской ботвы неумолимо указывает мне направление к солнечному светилу, - а значит и к поверхности воды. Ага, а плыл я, всё же, головой вверх… Значит, ориентирование по геомагнитному полю Землю, всё же, сохранилось!?. Я поменял положение тела на вертикальное и начал удаляться от ботвы. Становилось всё светлее и светлее… Задрав голову, я смотрел на приближающиеся и всё более видимые разводы света на поверхности легких волн.

Блики солнца на поверхности волн, видимые снизу, колыхались в такт движению поверхности воды… И так же, в такт этим приближающимся движениям, колыхалась и нарастала музыка радости в моём мозге: Я вылетел по пояс из воды, как касатка, не рассчитавшая скорость выхода на поверхность, или рванувшаяся за какой-то добычей над поверхностью.

Но земное притяжение не дало вылететь сильно из воды, и я с размаху, разбрасывая огромную тучу брызг, опять упал в воду. Теперь я хоть часть привычных ощущений себе вернул! В дверь позвонили, и Юля поспешила открыть. На пороге стоял Гена с прячущейся за спиной очкастой девочкой. Юля постаралась вспомнить, как же ее зовут. Настолько неприметная и серая личность что, даже учась в одной группе, было сложно вспомнить ее имя. Единственное что Юля о ней знала, так это то, что Анжелика была двоюродной или троюродной сестрой Гены.

Наверное, ее родители перечитали в свое время тот бурный роман, — подумалось Юле, и она кивнула, приглашая заходить мнущейся на пороге парочке. К сожалению, в библиотеку не успел зайти, а практической психологии под рукой не оказалось. Зато в интернете, думаю, сможем найти нужные материалы.

Мимолетное желание не давать отцовских тапок, было быстро отогнано желанием быть радушной хозяйкой. Отец умер много лет назад, но его вещи все еще лежали неприкасаемыми по квартире, ожидая невозможного.

Чистенький и опрятненький коридорчик с разваливающимся старым шкафом и слегка выцветшими обоями, был примером того, как своими стараниями можно привнести уют в квартиру. На стене висела связанная многолучевая звездочка, а в рамках, как картины, висели вышивки со спокойным сюжетом. Зеркало на обувном шкафчике когда-то давно было обрамлено нарисованными цветами, и хоть краска кое-где осыпалась и потускнела, выглядело настоящим произведением искусства.

Вазочка с икебаной из различных сухих цветов завершала картину. В комнате было также простенько и уютно. Старый диван советских времен, был застелен ярким новым покрывалом, пытающимся придать дивану вид нового, а ковер на стене немного провисал посередине, нуждаясь, толи в еще одном гвозде, толи в мужских руках способных этот гвоздь забить. Кроме сервиза в стеклянном шкафу было много интересных диковинок, и гости с удивлением их рассматривали.

Во-первых, тут были чучела белки, крокодила и кобры, привезенные отцом из дальних путешествий в экзотические страны. Были также и корабль в бутылке и несколько миниатюрных статуэток Будды и пирамида. Больше всего Юля любила хрустального лебедя привезенного из командировки. Но его было трудно протирать от пыли, и сейчас он выглядел как-то устало и понуро. Хозяйка слегка стеснялась своего старого и уже довольно сильно выцветшего сервиза, и, разливая чай, поглядывала на гостей. Это у него после того случая как двое его пациентов перерезали себе вены.

Большая часть историй о нем была почти легендами. Жил он один и мало с кем общался. И вот только с Геной старик шел на какой-то контакт, и нужно было вытянуть у Гены все.

У него когда-то даже была своя практика. Кстати, часть его работы по ассоциативным расстройствам была даже использована в учебнике. Ну, так вот, к нему в то время пришла пара студентов, которым родители запретили пожениться.

И через какое-то время они вдвоем покончили с собой. АА с ними общался в то время, давал советы и потому не смог простить себе того, что не обнаружил опасных симптомов. Он бросил свой институт, и только три года назад его смогли вернуть к преподаванию. Мы с ним про это говорили только один раз.

Тогда он показал мне записку. Это была записка от той пары, и АА всегда носит ее с собой в медальоне. Больше я про его жизнь не стал спрашивать. Но если не вникать в суть проблемы, то будет сложно разобраться в сложных ситуациях и стать хорошим психологом. А копаясь в психике человека, все равно приходится сравнивать состояния пациента с собой как эталоном личности, и тут обязательно происходит отождествление.

Влияние пациента на психолога порой не меньше чем обратное. Видно вы с ним стали близкими друзьями? Дело в том, что в наш институт я поступил только из-за него. Мой отец тоже довольно успешный психолог, и когда он узнал, кто будет преподавать, настоял, чтобы я поступал именно сюда. Ну, а так как единственный, с кем он мог вести высокообразованную беседу… - на последней фразе Гена запнулся, под влиянием уничтожающего взгляда обоих девушек.

Раз ты так хорошо знаком с работами препода, расскажи и нам о его трудах по диссоциативным расстройствам. В кругах врачей пациентов с таким состоянием даже считают трофеями и перепродают. Дело в том, что это редкие психологические расстройства.

Оно чем-то схоже с амнезией, но на глубоком сознательном и подсознательном уровне. Человек в таком состоянии теряет часть себя, - как память, так и другие элементы личности. Такие расстройства в отличие от обычных болезней вызваны сильными душевными травмами. Можно даже сказать что это болезнь души.

Различают несколько видов таких расстройств. Во-первых, это может быть раздвоение личности. Там есть еще разделения на виды раздвоений и типы амнезии, но факт в том, что это все связано вместе. Анатолий Андреевич писал в своей работе, что это осознанное отторжение психики, что-то схожее с предохранительным клапаном, который человек воздвигает внутри себя, чтобы избавится от сильнейших страданий. И какие же методы лечения? Такие расстройства не обусловлены соматическими, неврологическими заболеваниями, воздействием психоактивного вещества, не являются частью другого психического расстройства.

Поэтому причины таких расстройств нужно искать не в физиологии человека, а в событиях вызвавших это нарушение. И постепенно и аккуратно подготовить человека к встрече с воспоминаниями или событиями вызвавшими болезнь. Кстати одним из способов лечения является гипноз. Никто не соглашается, чтобы в его мыслях копались чужие люди. Если болеешь или у тебя какая-то тревога, то сеанс может не получиться. С психикой нужно быть очень осторожным, — слегка напыщенно заявил Гена. Минутка затишья в разговоре давала собраться с мыслями, но чем больше она затягивалась, тем неуютнее чувствуют себя собеседники.

Гена встал и подошел к единственному островку современности в комнате — компьютеру. Юле такая бесцеремонность показалась чересчур наглой, и она стала отбирать мышь. У девушек свои тайны, — сказала Юля и, двинув Гену в ребра, отобрала мышь. От своей значимости в общем деле у парня зашкаливало крышу.

Только не лазь у меня по компу. Вот я могу тебе показать свой чар в Линейке. Кстати на официале, - сообщила Юля и быстренько, чтобы Гена не успел залезть в ее личные папки, запустила игру. По экрану поплыла символическая заставка с красивым и статным парнем в рельефной броне и с пылающим мечом его роста.

Юля быстро пробежалась по клавиатуре, и, введя пароль, выбрала своего любимого персонажа — темного эльфа-мага. Я уже взяла вторую профессию и меня даже приняли в клан Sebastian. На выходных мы ходили на рейдового боса.

Собрали дропа на 18 лямов. Мне, правда, только К отсыпали. Мне как раз на сапог не хватало. Такс… Сейчас посмотрим… - Юля почти улеглась на Гену, все больше всасываясь в игру. Другое дело моя РФ. Вот там настоящий драйв. Там, в отличие от Линейки, все четко и понятно… а какая легенда! Обернувшись, они увидели, как по лицу Анжелики течет целый ручей слез.

Огромные капли падали на руки сложенные на коленях и разбиваясь на тысячи осколков, ослепительно вспыхивали в глазах спорщиков. У нее сложная форма эпилепсии, и от любой яркой графики может начаться приступ, — пояснил Гена, и они вместе с Юлей соболезнующее посмотрели на Анжелику. И ты … ты, Юля, такая же.

Сколько времени вы тратите на эту ерунду? Зачем это вам нужно? В этом нет смысла. Вы не делаете ничего полезного. Вы только занимаете себя всякой ерундой. Я своими усилиями могу стать важным членом группы, и вообще это мне дает расслабиться и почувствовать свою значимость и свои возможности. Юля честно пыталась пояснить свою точку зрения Анжелике, которая никогда не ходила за артефактами, не убивала в рейде боссов и не штурмовала замок города. Это все не настоящее. Вы спрятались в этот свой маленький мирок, где все просто и легко, где самое страшное, что может с вами произойти, - это воскрешение в другом месте.

Вы совсем погружаетесь в этом мир и ничего и никого вокруг не замечаете. Я каждый день захожу к Гене, и бывает порой, что он просто на просто меня не замечает, и я так и ухожу. Вы уже боитесь реального мира, вы не можете в нем находиться. Вы, как тот маленький котенок, который сидит под дождем в картонной коробке спиной к миру. Вы тычетесь носом в свои мониторы - картонные коробки - и стараетесь не замечать всего, что происходит позади вас, во всем этом огромном и страшном для вас мире.

Вам придумали эти удобства и это занятие, чтобы вас можно было контролировать. Бампер побрутальнее, радиостанция помощнее, веткоотбойники, дополнительные баки под воду. Установят на кабину дополнительный багажник с парой закрепленных к нему дополнительных фар. А для особо эстетствующих кабину дополнительно забронируют дерьмовым железом. Но это все так - между делом. Основная масса техники дорабатывалась именно в плане улучшения проходимости, до состояния - чтоб в сухой сезон могло проехать по местным грунтовкам.

И радикальному увеличению автономности, ибо заправки Тут редки, а пространства огромны. У вашего шоссейного грузовика красивый блестящий бампер, мощно рассекавший воздух в тридцати сантиметрах над лентой асфальта.

Здесь это лишняя деталь, вместо нее уместнее будет смотреться пара ржавых швеллеров, приваренных на уровне рамы вместо бампера. Низкорасположенные топливные баки - та же песня. Либо их поднимут повыше, пусть даже в ущерб объёму кузова, либо выкинут нафиг на склад мастерской, не пропадать же добру , установив за кабиной огромный топливный бак местного производства.

То же самое касается запасок, выхлопных труб, ресиверов пневмосистемы, ящиков под запчасти и инструмент, аккумуляторных батарей. Ниже рамы машины может находиться только трансмиссия. А вот более глубокая модернизация техники это не про здесь. Задача местных мастерских быстро выпихнуть на просторы Нового Мира массу автотехники, приходящую в город с баз Ордена. Что выпихнуть не получается, разобрать на металл и запчасти. И опять же, выпихнуть подальше от Порто-Франко.

Металл на переплавку в Нью-Портсмут, запчасти охотно разберут купцы или торговые представительства анклавов. Единственное исключение из общего правила это строительство багги. Когда есть запчасти, багги лепят все кому не лень. От того самобеглых колясок производится много. А вот по настоящему годных багги мало, и стоят они не несильно дешевле полноценных внедорожников.

Прикинув расклады, я решил начать именно с мастерских, из ворот которых выходят самые годные багги. По мнению компетентных граждан, самые лучшие багги в Порт-Франко получались у Митта, американского ирландца или ирландского американца, не знаю как правильно. Тем более что некоторые зовут его Мич, некоторые Митх, кое-кто почти по-русски Мить. И на ирландца он совсем не похож. Ирландцу ведь положено быть крепко сбитым, рыжим, с необузданным темпераментным и просящим кирпича круглым лицом.

А этот худощав, черноволос и спокоен, как удав. Ему бы шевелюру отрастить, вполне сошел бы за главного героя известной книжки про матерого ирландского приключенца, врача, пирата и губернатора Тортуги. Официальный язык в городе вроде как английский, но говорят тут, кто во что горазд. Так что как на самом деле зовут ирландского Митьку для меня осталось загадкой. Да и неважно мне это, важно что багги у него получались надежные, практичные, грузоподъёмные и от того по своему красивые.

Наплевав на моросящий дождь, черноволосый ирландец внимательно осмотрел бронекорпус, даже не поленился залезть под выставленную на пару бревен броню.

Долго советовался с трущимся неподалёку Отто. И дело не в деньгах. Делать плохо я не буду. А уверенности, что сделаю хорошо, у меня нет, - жест отрицания у большинства людей разведенные в сторону руки. Мит же скрестил руки на груди. Магнус вложился в дюжину грузовиков, и до сухого сезона будет работать только с ними. Фирма Райтов получила большой заказ от Ордена. Как я слышал человек ты серьезный и к румынам и прочей шушере не пойдешь. К румынам я действительно не пойду, там не техника, а сплошное разводилово.

Ума не приложу, как они до сих пор живы при таком подходе. Отчаянная блондинка хочет жесткого анального секса. Массажист отодрал грудастую клиентку насаживая ее на свой елдак до самого основания. Горячий негр отодрал жопастую мулатку в рот и в попку.

Трепетная блондинка имеет пирсинг в клиторе. Сексуальная зрелая соседка отсосала член у молодого пацана. Порно видео сперма на груди молодой красотки смотрите онлайн. Среди сотрудниц журнала Эми была практически самой молодой и, если быть честными, самой красивой.

По степени ухоженности ее, естественно, затмевали все без исключения работающие здесь женщины. Например, под ногтями у Эми водились редкие культуры, а то, что творилось у нее на голове, больше напоминало помойку, чем прическу.

Но все же благодаря ее собственному рецепту красоты одна часть — природное обаяние, две части — вода из-под крана , она умудрялась выглядеть свежее, чем листья салата, и уж точно значительно аппетитнее! Последнее охотно бы подтвердили искушенные киномагнаты и мужчины с толстыми кошельками и, в большинстве случаев, с толстыми задницами , которые обедали рядом и бросали на нее плотоядные взгляды.

Некоторые, вероятно, англичане, поглядывали на нее прохладно и высокомерно. Некоторые — наверняка французы — неподдельно восхищались ею. А в забитых взглядах американцев читалось: А что подумает жена? А что скажет психиатр?

Эми внутренне улыбнулась этому краткому путеводителю по особенностям национального характера и решила, что обобщение в данном случае грубостью не являлось. Так им и надо, развращенные ублюдки! И знаешь, меня на самом деле это не слишком беспокоит. Я поняла, что он мне не подходит. Эми просто делает хорошую мину при плохой игре. Почему бы тебе не сходить со мной сегодня на вечеринку?

Достань свой лучший наряд и поймай себе рыбку покрупнее, чем Люк. Там будет уйма народу. После недели маниакальной работы ей хотелось провести вечер в одиночестве, наедине с собственными мыслями, но она была не настолько глупа, чтобы обижать Люсинду, когда та была на волне милосердия.

Эми поморщилась при мысли о тупости клиентов ресторана, которые платили втридорога за обычные листья с изысканным названием. Свидание неизмеримо волнительнее и романтичнее, чем совместная жизнь, когда я буду ходить в трениках с отвисшими коленками и перестану брить ноги!

Люсинда улыбнулась ей со всем состраданием, на которое способна женщина, диктующая моду на хипстеры — брюки в обтяжку с поясом ниже талии. Правда, это не главное! Эми скорчила гримасу отвращения. Что и требовалось доказать: Реальность не всегда приятна и безупречна. Вам когда-нибудь приходилось бывать на вечеринках, которые оправдывали ожидания? Вечеринки, по правде говоря, лишь завуалированное название для разбитых надежд.

Если уж на то пошло, лучшая их часть — процесс подготовки. Китс прав, подумала Эми, затыкая большим пальцем ноги кран, из которого капала вода. Вокруг нее клубился сиреневый пар. Она погрузилась под воду с головой.

А в воображении крутился образ вечера в блеске цветного кино х годов. Дамы в фисташковых платьях выплывают из шумного бального зала на обрамленный оранжевыми цветами балкон подышать прохладным воздухом… Через несколько мгновений на балконе появляется чертовски привлекательный мужчина, и нас ждут нежные прикосновения или признания в любви… Как бы то ни было, в кино лучше, чем в реальной жизни, подумала Эми, резко поднявшись из пены и залив весь пол водой.

Вечеринка в бывшей частной усадьбе Холланд-Парк, в доме редакторши известного журнала, изобиловала шампанским и креветками. Хозяйка мечтала, чтобы весь мир узнал о ее эксклюзивных диванах и великолепных колоннах, поэтому была очень рада всем гостям, которые имели хоть какое-то отношение к миру средств массовой информации.

Даже Эми, которая работала всего лишь ассистенткой, но которую наверняка глубоко впечатлит внутренняя отделка ее дома. Она также слыла самой последней стервой во всем Лондоне и законченной истеричкой. Он вкратце прошелся по всем собравшимся корифеям. Наверняка сосланы туда за какие-нибудь грешки, совершенные на Вечернем Независимом Телевидении!

Эми являла собой образец полнейшего безразличия, когда ей представляли всех этих мужчин в свитерах и наклюкавшихся женщин. Она мужественно терпела острую боль унижения, когда, обращаясь к ней, они одним глазом высматривали в зале кого-нибудь поинтереснее или побогаче. Люсинда всегда была твердо убеждена в собственной самодостаточности и уверенно вела себя в обществе. Она получала удовольствие от разговора, свободно общалась с людьми, очаровывала и льстила им безо всяких усилий. А иначе зачем вообще эти вечеринки?

Эми же принадлежала к той категории людей, которые предпочитают держаться за подружку как за неизменное спасательное средство в тупиковых ситуациях или трудных разговорах. Итак, Люсинда захлебывалась от смеха возле камина в компании дизайнеров штор, а Эми стояла в одиночестве.

К ее стыду, но также и облегчению, ее заметил бойфренд Люсинды. Я о тебе наслышан. Бенджи был очень привлекательным мужчиной с иссиня-черными волосами и раскосыми синими глазами, стройный и производящий впечатление слегка потрепанного жизнью человека.

Люсинда разглядела его потенциал за три года до того, как он стал вдохновением для законодателей мод. А еще работаю над собственным проектом — фильмами о тайных русских романах. Я немало слез пролила в туалете, но в целом работа интересная.

А Люсинда вообще просто сногсшибательна. Эми с завистью наблюдала за этой картиной. К ним подошел какой-то продюсер и втянул Бенджи в разговор о киноиндустрии. Эми снова оказалась на периферии.

Ей ничего не оставалось, кроме как улыбаться по сигналу и следить за происходящим в зале. В нескольких метрах от нее топала ногами по великолепному паркету хозяйка дома, визгливым голосом высказывал неодобрение в адрес каких-то второстепенных членов королевской семьи они, очевидно, не ответили на ее приглашение , после чего, раскачивая бедрами, направилась к единственному в зале красавцу.

Эми сразу же узнала в нем восходящую и недавно разведенную молодую звезду. Нет, но точно какое-то нелепое. Он был необыкновенно красив. Эми внезапно узнала в нем мистера Рочестера, и ее сердце было разбито. Он был олицетворением мужчины ее мечты — замкнутый и чувственный одновременно. Редакторша превратилась в адское смешение сладострастия с напористостью объездчицы диких жеребцов, а он держался с прохладцей, но галантно.

Эми почувствовала, как на нее накатывает волна злости и отчаяния. Что она здесь вообще делает? Какое удовольствие в том, что живешь гламурной жизнью в качестве наблюдателя, переживая чужие радости? У нее воронкообразные ноги, менеджер банка устроил ей вендетту. И она еще не пролезла в глубь мира моды, где грациозные душки-модельеры посылали бы ей воздушные поцелуи и умоляли надеть именно их вельветовые бриджи для верховой езды… Боже, одно расстройство!

Итак, комнатный цветочек по имени Эми цвела вовсю: Все стародавние комплексы и страхи разом выползли из-под ее новообретенного гламурного фасада. Она стояла, как когда-то в подростковом возрасте, пошире расставив ноги и слегка согнув их в коленях, чтобы казаться меньше ростом и меньше выделяться из толпы.

В ее воображении прическа повисла свалявшимися нитями, а крошечные кружевные трусики, которые были на ней, трансформировались в темно-бордовые нейлоновые семейные трусы…. Из своего убежища за кадкой с лимонным деревом она попыталась завязать беседу с очкастым ведущим рубрики в журнале плохое зрение было настоящим благословением: Ох уж эти овощи, ради всего святого!

После того, как уже третий самаритянин из тех великодушных типов, которые не могут равнодушно смотреть, как кто-нибудь в одиночестве жадно запихивает в рот листья и веточки в попытке сделать вид, что чем-то занят попытался спасти ее общественную репутацию, но бежал, потерпев полное поражение, она решила пойти домой. Так будет лучше для всех.

На нее нахлынули воспоминания о чудесном лете в обнимку с книгой Анаис Нин. Церемонии открытия художественных галерей и уроки обращения с объективом.

В панике Эми посмотрела на свои ноги, чтобы убедиться: В отсутствие альтернативы она решила их облизать. Мне приходится посещать все ее вечеринки в образе эдакого пижона, представителя богемы, нео-Бейли. Она возомнила себя супермоделью, хоть ей и на двадцать лет больше, чем надо. Эми вспомнила свое первое впечатление от фотографа, такого стремительного, что она чуть было не возомнила себя моделью.

Тогда она носила короткие платья в цветочек и челку до бровей. Но потом осознала, что больше влюблена в саму себя, чем в Тоби. Она все время думала о том, как она выглядит и что говорит, а когда он был не рядом, то с трудом могла вспомнить черты его лица. И ее безумно заводила его камера. Он снимал ее, когда она чистила зубы в обнаженном виде, и Эми таяла. Но фотограф совершенно не годился на роль полноценного бойфренда, а как раз в тот период ей было это очень нужно.

Линзы фотоаппарата были, конечно, очень сексуальны, но он постоянно куда-то пропадал. В конечном счете она перестала ему названивать и с тех пор ничего о нем не слышала.

Но этим вечером он был ее спасителем, а положение, которое он занимал в этом святилище, делало его еще более привлекательным. Тогда почему бы нам не пойти в какое-нибудь классное местечко? Они напоминали детей, которых пораньше отпустили с урока. Оставив машину на двойной линии на узенькой улочке в районе Челси, Чейни-Уок, они подошли к Темзе. Гонимые несильным ветром, волны мягко бились о бока плавучих домиков. Да, подумала Эми, зная, что совсем не этого хочет.

А потом он попросил бы ее остаться навсегда!.. Вместо этого Эми гуляла с Тоби по берегу реки, держа его за руку. Она немного потанцевала вокруг фонарных столбов, на которых были нарисованы дельфины, а он бегал за ней, изображая щелчки и вспышки фотокамеры.

Квартира Тоби в Челси была студией в стиле восьмидесятых, со множеством ковриков и кофейных столиков, усыпанных фотографиями, пленками, визитками и осколками линз. Эми тактично присела на краешек кожаного кресла и принялась листать портфолио. Он разлил виски в стаканы и расположился на столике перед ней.

Она просто не могла не поправить их. За этим последовал поцелуй со вкусом виски. Она была уже достаточно пьяна и на этот раз не тревожилась по поводу своей груди, поэтому в целом они провели очень даже счастливые полчаса. Фотограф не спешил и чередовал посасывания, поцелуи и нежные поглаживания с элементами собственного подхода к сексу, который заключался в съемке всего процесса на видеокамеру.

В то время как среднестатистическая мать троих детей может спокойно выделывать курбеты перед видеокамерой, ибо кроме парочки типов, пьющих пиво в местном сквош-клубе, на нее никто смотреть не станет, молодая амбициозная девушка вроде Эми должна быть более осмотрительна на счет того, кто снимает ее бойкую и положительно аппетитную попку.

Господи помилуй, еще не прошло и нескольких часов, как она общалась с корифеями телебизнеса! Второй ее мыслью было: И, выставив вперед лучшую из двух грудей, она уступила соблазну…. В слабом свете утра понедельника в Суссексе Эми истерически напевала что-то себе под нос. Она напевала, убирая с поля коровьи лепешки.

Этим утром она была не в том настроении, чтобы удивляться нелепости такого занятия. Она просто напевала, упорно не желая о чем-то задумываться. Напевала, чтобы избежать мыслей об ужасной ошибке. С маниакальным выражением лица и острейшим чувством неловкости Эми нежно опустила очередную коровью лепешку в ведерко для мусора и продолжила напевать.

Я видела, как ты ушла вместе с Тоби. Вы что, снова вместе? Меньше всего желая сейчас обсуждать свои грехи, свой позор, свое страшное падение, Эми пожала плечами. К счастью, Люсинде пришлось кинуться на помощь к модели, которую до смерти напугал кролик. В любое другое утро Эми, возможно, впала бы в лирику и с воодушевлением отзывалась бы о пользе лепешек в кадре, ратовала бы за настоящую сельскую идиллию, а не за ее суррогат. Она бы обязательно уговорила стилиста оставить коровий навоз на поле.

Но сегодня она была больше обеспокоена собственным падением. Эми — что уже понятно — женщина современная. По крайней мере в том, что касается плотских утех. Эпизод c Хардингом, блаженство с Тоби. Так почему же ее терзает чувство вины?

Не только вины, а еще ужаса и разочарования! Интересно, думала она, испытывают ли садомазохисты настоящие, а не экспериментаторы с шелковыми лентами и бархатными повязками на глазах чувство стыда на следующее утро? Или же их сексуальные убеждения придают им смелости в реальной жизни? Можно ли назвать ее извращенкой, если ей нравится позировать перед камерой?

Вероятно, во всем виноваты принципы и догмы, владеющие ее сознанием. Ну вот, теперь она расплачивается. Как и всякий католик, столкнувшись с неудачей, она определила ее в графу расплат за грехи. Споткнулась, сделав ехидное замечание по поводу чьих-нибудь бедер? Началась мигрень как раз когда с наслаждением думаешь о поддельной кредитной карточке? Подбирая коровий помет, Эми и чувствовала себя полным дерьмом.

Было восемь часов утра, понедельник, но вполне вероятно, что компания взрослых мужиков с программы на спутниковом телевидении примчится в Баттерси чтобы посмаковать ее неглиже. Или даже хуже… О господи, такая возможность не исключена!.. Тоби знаком с известным фотографом Дэмиалом Херстом.

Главная» Жесткое и Заходите в любое время на наш порно туб и порно молодых. Хитрый молодой доктор во время Зрелый мужик Женщина мастурбирует и смотрит порно.

Грудастая Черная Детка Ловит Пиздой Белый Член

Жесткое; Жопы; Зрелые; без мужиков во время зятю и получает конец между. Жесткое порно; Зрелые оргазм во время вагинальный и жесткий.

Груди Огромные Сиськи

Жестко; Зрелая в которой происходит секс между их в пизду и анал. Порно аниме. Девица сквиртит во время совокупления и Русское порно славится во Жесткое; Зрелые;.

Порно В Жопу 2 Члена

Друг семьи дрючит милфу в задницу во время Зрелый мужик со Старые и молодые. Жесткое порно; Зрелые двух зрелых проституток и киску жены во время.

Порно Тв Большие Члены

Порно видео жесть

Блондинка Решила Расслабиться Со Своими Знакомыми - Смотреть Порно Онлайн

Девушки сосушки и анальные грязные шлюшки - смотреть порно онлайн

Половой Член Порно Актеров

Жена Стоит Раком И Получат Хер В Анал

Маленькие Сиськи Порно Смотреть Бесплатно

Шикарная латинка с упругими сиськами выполнила глубокий минет своему мужчине смотреть

Пригласил к себе домой стройную блондиночку - смотреть порно онлайн

Порно каналы он лайн тв

Бразильская Шлюха С Большой Задницей Шлифует Черный Член Своими Ненасытными Дырочками

Зрелая дама принимает два члена как шлюха

Анальное Изнасилование Гея Фото

Толстый член молодого парня с удовольствием отправился в старую вагину бабушки Грейс смотреть

В сауне блондинка прилегла на спину, а ее подруга брюнетка от трахала ее дырочку стальным фаллосом с

Порно Гифы В Анал Красавиц

Порно Ролики Со Зрелыми Женщинами Онлайн

Хуястый Сынок Ебет Сисястую Мамашу Порно Видео

Каналы Тв Порно Смотреть

Зрелые Мамки Порно Шд

Смотреть Порно Подглядывания За Зрелыми Бабами

Порно Группы Мобильные Блондинки

Зрелые русские женщины в частном порно видео – смотреть онлайн.

В сауне блондинка прилегла на спину, а ее подруга брюнетка от трахала ее дырочку стальным фаллосом с

Трогать Сиськи

Карлик Ебет Блондинку Подборка

Порно Волосатых Зрелых Дам Смотреть Онлайн Бесплатно

Самые просматриваемые:

Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

Напишите отзыв

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Kazizahn 01.07.2019
Порно Два В Одной
Лесное жесткое порно между зрелым мужиком и молодой курочкой происходило во время небольшого пикника

monpriv.ru